Крылов

И.А. Крылов твердо стоял на позициях христианского понимания мира. Его нужно вернуть в каждый класс школы.

Иван Андреевич Крылов (1768-1844) - яркий пример стойкого стояния в Истине Православия. Он твердо стоял на позициях защиты нравственных основ, традиционных народных представлений о жизни. В наше время поиска нового его традиционность и верность не востребованы. Крылов незаслуженно забыт.
Жуковский предлагал написать роман о Крылове: самым типичным русским человеком считал он Крылова. Но о «лишних людях» написаны романы, а о самом русском человеке - не смогли… Слона-то и не приметили!
"В Крылове мы видели перед собою верный, чистый, совершенный образ Русского. Его индивидуальную духовность всего точнее можно уподобить слитку самородного золота, нигде не проникнутого даже песчинкой постороннего минерала", - писал П.А. Плетнев. «Всюду у него Русь и пахнет Русью» .
Хотя по молодости и он отдал дань фельетонам и сатире. Но с 1803 г. начинается медленный путь к истокам православной веры.
Крылов, как и Пушкин, ни разу не выезжал за границу:
   Кто с пользою отечеству трудится,
   Тот с ним легко не разлучится;
   А кто полезным быть способности лишен,
   Чужая сторона тому всегда приятна:
   Не бывши гражданин, там мене презрен он. («Пчела и Мухи»).
Как видим, он понимал, что туда тянет тех, кто не спешит по-христиански жертвовать собой для ближних соотечественников.
Он любил все русское, никак не соглашаясь с мнением о России Запада, что
   Лев, конечно, не силен,
   Коль так смирен («Лев и Волк»).
Наоборот, наша сила в смирении перед волей Божией, перед святыми заповедями.
Крылов будет воспевать смирение, которое возьмутся разрушать Добролюбов, Островский, Некрасов, Салтыков-Щедрин, Чернышевский…
Женат он не был. Не поссорился за всю жизнь ни с кем ни разу. Жил так скромно, что по сути, его никто не знал. Когда он ушел из жизни, никто не мог написать его подробную биографию.
Его уважали, но иногда пытались подтрунивать. Он же всегда выходил из этих обстоятельств спокойно. Если ему не хотелось отвечать на глупые вопросы, он дремал в кресле, не обращая ни на кого внимания. Немного юродствовал, можно сказать, чем-то напоминая Суворова.
«На одном литературном обеде, - пишет Лобанов, - который начался залпами эпиграмм, Иван Андреевич, не кончивши супу, исчез. Я взглянул - место его пусто! Резкие выходки прекратились, обед продолжался мирно». Потом Лобанов спросил Крылова, почему он ушел. Оказалось - не хотел слышать злословия! «Все-таки лучше быть подальше от зла, - сказал он. – Ведь могут подумать: он там был, стало быть, делит их образ мыслей» . Вот из таких, казалось бы, мелочей и складывался образ неподдающегося современному светскому влиянию Крылова. Если бы мы могли сегодня так же сказать о телевидении, пришедшем в наши дома: «Лучше выключить, а то скажут, что он делит их образ мыслей…».
.Афанасьев писал о Крылове как о «русском православном человеке, верующем по-церковному, не в пример многим своим интеллигентным современникам» .
Во время мятежа Крылов оказался на Сенатской площади. Ему кричали: «Уходите!» Когда его затем спросили, зачем он туда зашел, он отвечал: «Хотелось взглянуть, какие рожи у бунтовщиков. Да не хороши, нечего сказать».
Интересно, что в явном виде у мудрого, религиозного и нравственно тактичного Крылова тема Бога, Христа нигде в баснях не присутствует. В принципе не может быть имя Господа - в баснях! Крылов берет для своих мыслей о Небесах в герои басен Олимпийских богов, но мы не должны забывать, что это лишь форма, а содержание, смысл, мораль у Крылова - всегда христианская, ничего общего с язычеством не имеющая. В басне «Чиж и еж» чирикающий Чиж при восходе Солнца тут же замолкает:
   Затем, что голоса такого не имею,
   Чтоб Небо я достойно величал…
   А слабым голосом я Неба петь не смею.
Солнце Правды восходит - соловей словесности замолкает! Но зато и искусство его не знает другого измерения, кроме христианского.
Проследим, какие темы и идеи затрагивает баснописец.
Просвещение не должно идти в противовес совести, не должно противоречить традиционным нравственным началам.
   Полезно ль просвещенье?
   Полезно, слова нет о том.
   Но просвещением зовем
   Мы часто роскоши прельщенье
   И даже нравов развращенье.
Крылов понял, что тот, кто, подобно французским вольнодумцам, говорит о раскрепощении личности, на деле «для себя лишь хочет воли». Вслед за Пушкиным он осознал, что то, что начиналось с невинной сатиры, в Париже закончилось гильотиной.
   …Страсти люты и опасны.
   …Так вот, мой друг любезный, плод,
   Который нам сулят науки! («К другу моему»)
– парадоксальный для своего времени вывод: страсти есть следствие светского просвещения. Крылов видит просвещение в допетровских критериях: как свет Христов, как научение святости. И видит опасность соединения познания с теорией прогресса: если человек видит счастье в материальных благах, то и все силы науки он бросит на это, что приведет к самоубийству, как в знаменитой сказке Пушкина «О рыбаке и рыбке». В басне «Водолазы» эту мысль царю объясняет старец-пустынник, рассказывая притчу о том, как желание доставать все больше жемчужин со дна моря приводит к гибели пловца.
   Хотя в ученье зрим мы многих благ причину,
   Но дерзкий ум находит в нем пучину
   И свой погибельный конец,
   Лишь с разницею тою,
   Что часто в гибель он других влечет с собою («Водолазы»)
Действительно, уже в те времена стали видны плоды безбожного просвещения, которое лишь многократно увеличило зло.
   Не ты ли величал безверье просвещеньем?
– спрашивает Крылов безбожного сочинителя в басне «Сочинитель и Разбойник» (басня была посвящена Вольтеру). Крылов открыто указал на реальные жизненные последствия философии французских просветителей с их лозунгом «свобода, равенство, братство».
«Мнимые мудрецы» просвещения, по мнению Крылова
   Против Божества вооружают вас,
   Погибельный ваш приближают час,
   И обратятся все в громовые вам стрелы («Безбожники»).
Политике он не придавал большого значения, понимая условность, относительность любого земного политического устройства, если оно не основывается на святых догматах. Поэтому всем реформаторам он сказал просто об Императоре:
   Живите ж с ним, чтоб не было вам хуже! («Лягушки, просящие Царя»).
Ведь если будет меняться сам человек, то будет совершенствоваться и та форма государственного правления, в которой живут люди, а если будет развращаться человек, то никакая государственная форма не удержится.
Выскочек,
   Которые везде хотят себя приплесть
   И любят хлопотать, где их совсем не просят («Муха и дорожные»),
Крылов не любил и не понимал их, предлагая
   Чем кумушек считать трудиться,
   Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?
Он рисует Механика, который наобещал всем перевести дом к лучшему месту, много приложил усилий,
   Однако ж дома он перетащить не мог
   И только до того добился,
   Что дом его свалился.
   Как много у людей затей,
   Которые еще опасней и глупей!
(видимо, он на сегодняшних реформаторов намекал!)
В басне «Свинья» героиня исследовала все родные пределы и пришла к выводу:
   Я не приметила богатства никакого:
   Все только лишь навоз да сор.
Всегда есть те, кто не любят свою Родину-мать, кто имеет «дар одно худое видеть»,
  Не дай Бог никого сравненьем мне обидеть!
Мораль сих басен такова:
   В ком сердце так сотворено,
   Что дружбы, ни любви не чувствует оно
   И ненависть одну ко всем питает,
   Тот всякого своим злодеем почитает («Змея и Овца»).
Вот басня «Дерево». Сюжет (любимый автором) - проще не придумаешь: Дерево просит Мужика вырубить окружающие деревья, чтобы они не мешали (лозунг всех революционеров!):
   Ни солнца мне не виден свет,
   Ни для корней моих простору нет.
Нам кажется, что будет лучше без ближнего. Это ложь и бесовское наваждение. Господь нам посылает ближнего для нашей пользы! Если ты гордый - пошлет буйного, если жадный - пошлет вороватого. И т.п. Все сделает, чтобы наша болезнь вышла наружу. И Крылов эту христианскую Истину знал, как дважды два. Революционный порыв искать крайнего, уничтожив которого, мы построим счастье, - глуп. В басне деревцо, так мыслившее, конечно же, погибло.
Промысел Божий - основная тема писателей ХIХ века. Почему? Потому что именно в их времена пришла с Запада гуманистическая мода уповать на свои силы, свой ум, знания, волю. Человек - хозяин своей судьбы, - уверены сегодня все. В те времена это было ново, и с этим пытались бороться наши писатели.
Баснописец в понятной всем форме говорит о том, что за тенью (счастьем, судьбой, фортуной) бегать глупо,
   Другой, как кажется, бежит совсем от ней:
   Так нет, за тем она гоняться любит.
То есть, как в сказке «Морозко»: кто не просит, получает золото; кто требует – получает свиней.
В басне «Два мужика» соседи жалуются на свою судьбу: один в Рождество пошел на двор со свечей и спалил его; другой в Рождество пошел во двор и потушил свечу, чтобы не спалить его, - в темноте упал и сломал ноги. Хоть так пытайся обмануть судьбу, хоть по-другому, ничего не получится, если… пьянствовать!
   Для пьяного и со свечою худо,
   Да вряд, не хуже ль и впотьмах.
То есть дело не в окружающем прогрессе (свече), который избавит нас от бед (осветит дорогу), а в нас самих, в наших сердцах, поведении, вере нашей.
Сколько ж раз твердить миру: «Обратишься к Господу и послушаешь гласа Его… тогда Господь… умилосердится над тобою… С избытком даст тебе Господь, Бог твой, успех во всяком деле рук твоих… Если же отвратится сердце твое, и не будешь слушать, …то вы погибнете, и не пребудете долго на земле» (Втор. 30:2-3,17-18).
В басне «Ворона и курица», посвященной нашествию Наполеона, все - «и малый, и большой» - «вон из стен московских поднялися». Лишь Ворона взялась рассуждать «здраво», рационально, прагматически (она же умная!):
   Ведь Ворон не жарят, не варят:
   Так мне с гостьми не мудрено ужиться,
   А может быть, еще удастся поживиться…
Но, как говорят в народе, человек предполагает, а Бог располагает. Ворону отправили в суп, вопреки ее разумной логике.
   Так часто человек в расчетах слеп и глуп.
   За счастьем, кажется, ты по пятам несешься:
   А как на деле с ним сочтешься –
   Попался, как ворона в суп!
В басне «Госпожа и две служанки» девушки хотели сделать как лучше: убили петуха, который будил рано Старуху, заставлявшую их с раннего утра работать. Стало еще хуже! Барыня, боясь проспать, стала без петуха вставать еще раньше. За сто лет до революции Крылов предупреждает нас от соблазна перестраивать жизнь по своим представлениям. Он учит читателей принимать волю Божию смиренно, за что Господь не оставит человека. А противление Его воле приведет к трагедиям.
Закон совести тоже не обошел баснописец. Он разбивает будущие социальные теории (Базарова, Раскольникова…):
   В ком есть и совесть, и закон,
   Тот не украдет, не обманет,
   В какой бы нужде ни был он,
   А вору дай хоть миллион –
   Он воровать не перестанет («Крестьянин и Лисица»).
Вот такой простой ответ будущим социалистам дает «дедушка Крылов».
Кстати, в этой басне интересное оправдание своей нечестной, греховной жизни дает героиня:
    Да что же делать? Нужда, дети;
   …Я ли воровством одна живу на свете?
Подобные наблюдения всегда современны. Оправдания – любимое занятие бесов.
Богатство, вернее его власть над человеком, - тоже евангельская тема. "Откупщик и Сапожник". Кратко фабула ее такова: богатый откупщик вольготно и весело жил, но плохо спал и был беспокоен. А сосед его сапожник, бедняк, не унывал, пел песни, мешая тем ему под утро уснуть. И вот богач подарил бедняку мешок с деньгами... И что же? Сапожник вернул откупщику его подарок, так как потерял из-за него покой.
Власть, крепкую и строгую, Крылов чтил. Это видно по многим его басням. Всем известна басня «Кот и повар», где либеральный Повар красиво обличает Кота, не применяя к нему силу.
   А я бы повару иному
   Велел на стенке зарубить:
   Чтоб там речей не тратить по-пустому,
   Где нужно власть употребить.
Жаль, что ни наши власти, ни защитники ювенальной юстиции русских басен не читают…
 «Лебедь, Рак и Щука» - разве это не о демократии?.
Лицемерие, вечная болезнь человечества, всегда будет объектом сатиры. Но в басне «Лисица и Сурок» Крылов показывает саму суть этого явления: человеку всегда хочется оправдать свои грехи, выказать свои достоинства во второстепенном, обвинить окружающих в клевете, лишь бы не каяться. Вот и Лиса в басне
   Утратила в делах здоровье и покой,
   В трудах куска не доедала,
   Ночей не досыпала,
- так старалась работать в курятнике. Но окружающие не могут не видеть, как у нее «частенько рыльце в пуху».
И сегодня у нас таких радетелей хватает, хотя всем видны их «рыльца в пуху».  
   И не диковинка, мой свет!
   Трудишься много ты, да пользы в этом нет («Обезьяна»).
Замечательно! Дело-то не в трудах, усилиях, обещаниях и стремлениях, - а в плодах!
Свободу баснописец предлагал отличать от вседозволенности. В понятие христианской свободы обязательно входит ограничение, аскеза, добровольное воздержание, иначе свобода превращается в гибель.
В басне «Конь и Всадник» хозяин приучил Коня слушаться «лишь слов», и у него появился соблазн дать полную свободу Коню.
   Взял скоро волю Конь ретивой:
   Вскипела кровь его и разгорелся взор…
Конь сбросил Всадника и сам свалился в овраг. Всадник понял свою ошибку:
   «Мой бедный Конь, - сказал, - я стал виною
   Твоей беды!
   Когда б не снял я с тебя узды…
   И ты бы ни меня не сшиб,
   Ни смертью б сам столь жалкой не погиб!»
   Как ни приманчива свобода,
   Но для народа
   Не меньше гибельна она,
   Когда разумная ей мера не дана,
- делает прямой вывод баснописец.
В басне «Рыцарь» герой предлагает опять же своему коню полную свободу скакать
   Куда глаза твои глядят.
Он наивно полагает, что конь повезет его «в храм славы», где будет «обилие во всем».
   Тут Рыцарь прыг в седло и бросил повода,
   А лошадь молодца, не ездя никуда,
   Прямехонько примчала в стойло.
Вот куда будет использовать свободу обыватель: хлеба и зрелищ! А не в либеральный рай.
Предостерегает Крылов и от свободы в молодости: она тем более гибельна без подчинения старшим. В басне «Дерево» юное деревце просит у Крестьянина свободы от окружающих больших деревьев, которые «расти помеха мне». Но без них буря ломает тоненькое деревцо, и мудрая змея увещевает его:
   Безумное! Тебя бы старые деревья берегли;
   А если б некогда деревьев тех не стало,
   И время их бы отошло,
   Тогда в свою чреду ты столько б возросло,
   …Что нынешней беды с тобой бы не случилось.
Нет, все-таки что ни говорите, а современней басен Крылова вы сегодня книг не найдете!
И в басне «Любопытный» автор под Слоном разумеет, скорее всего, Церковь, Православие, веру, чему некоторые у нас совершенно не придают значения, размениваясь на пустяки:
   Какие бабочки, букашки,
   Козявки, мушки, таракашки!
  …Слона-то я и не приметил.
Как не приметила вся литература глыбу православной народной культуры, святых, подвижников, праведников, преподобного Серафима Саровского…
Монополия на истину - беда последних времен - тоже, видимо, проявлялась уже во времена Крылова, если он задевает эту тему в басне «Парнас», где ослы заняли место муз на Парнасе и тут же приняли решение:
   Заведем такой порядок мы у нас:
   Коль нет в чьем голосе ослиного приятства,
   Не принимать тех на Парнас.  
Судя по нашим учебникам, построенным на авторитете Белинского, Добролюбова, Горького и т.п., на нашем образовательном Парнасе такая же ситуация: не пущают с другим голосом…
Слепое копирование чужого – вечная проблема для России, сегодня еще более актуальная. Неплохо бы нашим западникам перечесть басню «Обезьяны», в которой ловец обезьян для их привлечения в расставленные им сети на лужайке кувыркается и катается, зная, что обезьянам это понравится и они будут подражать. Ловец уходит, стая обезьян устремляется на лужайку:
   Кричат, визжат – веселье хоть куда!
   Да вот беда,
   Когда пришло из сети выдираться!
Сети для нас, обезьян, всегда расставляли. Мы из сетей 1917 года 70 лет выдирались, а из современных сетей – видимо, и еще более того будем. Басни Крылова нам не урок, - забыли, «кричат, визжат - веселье хоть куда!»
Блудный сын вспомнится всякому, кто читал басню «Два голубя». «Вздумал странствовать один из них», несмотря на тепло дружбы, слезы и уговоры друга. Крылов описывает страдания вдали от дома и сладость возвращения домой:
   …его там дружба ожидает!
   К отраде он своей,
   Услуги, лекаря и помощь видит в ней;
   С ней скоро все беды и горе забывает.
С вечной темой блудного сына связано немало басен Крылова. Вот, например, «Троеженец»:
   Какой-то греховодник
   Женился от живой жены еще на двух.
Царь приказал судьям
   Выдумать ему такое наказанье,
   Чтоб в страх привесть народ.
Долго думали судьи, зная по опыту, что трудно чем-либо напугать преступников. И
   Приговорили: жен ему отдать всех трех.
Через четыре дня многоженец удавился. Как видим, Крылов вновь в этих трудных вопросах, которые сегодня в многочисленных телешоу обсуждают с умным видом знатоков наши «мыслители», возвращает нас к евангельскому понятию гибельности свободы, которая не признает Небесные законы. Судьи не стали ничего выдумывать, а подобно отцу в притче о блудном сыне, предоставили желающему полной свободы хлебнуть ее до конца. Хочешь свободы - получи! Финал - очевиден: герой в ней захлебнулся! Какие еще доказательства требуются?
Кстати о телешоу. Желающим, подобно библейскому Хаму, искать у великих людей грешки, Крылов тоже отвечал басней:
   Орлам случается и ниже кур спускаться;
   Но курам никогда до облак не подняться! («Орел и Куры»).
Преподобный Анатолий Оптинский пишет одной юнице, собиравшейся в монастырь: «М. сказал, что ты там все пляшешь. Я ему советовал указать тебе басню Крылова «Стрекоза и Муравей». К тебе она подходит. Та тоже любила масленицу и не жаловала поста - все плясала. Говорю это не в укор тебе, а чтобы ты знала настоящее положение вещей и помнила бы, что за сладостию - расслабление, за мирскою веселостию - скука, за пресыщением - тяжесть… Крылов, светский писатель, сказал свою «Стрекозу» всему свету, то есть, кто пропляшет лето, тому худо будет зимою. Кто во цвете лет не хочет заняться собою, тому нечего ждать при оскудении сил и при наплыве немощей и болезней» .
Старцы использовали басни Крылова для духовного водительства своих простых прихожан.

Нам неплохо бы вернуть его басни в каждый класс школьной программы, ведь они всегда актуальны, потому что отражают истинный - христианский - взгляд на мир.
Лобастов Н.А.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить