Поездка в Новороссию

В декабре 2014 с гуманитарным грузом мы ездили в Новороссию.

  Молодые ребята из Лыскова, в основном прихожане храмов района, загорелись желанием помочь жителям Новороссии. Съездили в разведку, наладили связь, бросили клич в своем районе через газету, ТВ, интернет о сборе гуманитарной помощи. Жители очень активно и охотно отозвались на наше предложение, "Безплатный магазинъ" за несколько дней был просто завален одеждой, наш "продавец" Александра Стефановна еле успевала ее разбирать, сортировать, паковать в ящики. Несли продукты, детскую одежду, игрушки...


       С миру по ниточке...
 Когда я заглянул на минутку в магазин, она вскрыла очередную принесенную и оставленную коробку, там были детские варежки и сверху записка: "Денег лишних нет. Пенсия всего 7 т. р. Ну, а варежки от всего сердца, связаны своими руками".
 Причем, замечательно связаны! Профессиональная работа, - определила наш главный специалист по текстилю и моде Стефановна.
 И снова я поразился тому, что "от всего сердца" откликаются на чужую беду те, кто сам лишних средств не имеет - пенсионерки, наши замечательные бабушки, простые люди, сельчане... Шли и шли они вереницей, неся пакеты с б/у одеждой, с макаронами и консервами, бросая в ящик для сбора средств помятые сотенные бумажки, доставая их из кошельков или носовых платочков. Наших местных "миллионеров" (рублевых) мы так и не увидели, не познакомились с ними, не поговорили по душам и о душе.
 С миру по нитке, - говорили наши мудрые предки, - нищему и на рубашку собрали мы все-таки. Собрали быстрее, чем предполагали, даже все вещи не уместились в машину, которую мы наняли. Что ж, тоже неплохо: остался задел на будущую поездку.


 В оставшееся между ящиками пространство протиснулись наши волонтеры - и двинулись в далекий путь. Кстати, решился и я вместе с молодыми на эту авантюру, взял фотоаппарат и пристроился сбоку... Поехали!
 Почти 20 часов ходу - и мы на таможне. Первое, что бросается в глаза, - машина ОВSE, которая там дежурит. Но мы у них подозрений, слава Богу, не вызвали, и нас благополучно, посмотрев выборочно содержимое наших мешков и коробок, пропустили туда - за границу, в Новороссию.
 Цель нашей поездки - город Свердловск, или Довжанськ, город большой - 65 тысяч населения, из них, по официальной информации, 50% русских.
 Уже на таможне я обратил внимание на интересную деталь: давно я уже не видел такого скопления простых, дешевых автомашин, в основном "Жигулей". А здесь "советский музей под открытым небом".
 Поездка целый день по городам Краснодону, Свердловску и Червонопартизанску подтвердила мои первые впечатления. Первое, что бросается в глаза там, - это бедность.
          Бедность - не порок
 Такое впечатление, что мы вернулись в 90-е годы, годы разрухи, запустения и застоя. Единственные яркие, современные и богатые строения - это ларьки-магазины. В остальном весьма серый и унылый пейзаж: трехэтажные хрущевки с давно не ремонтированной облицовкой, шахты времен съемок фильмов 50-х годов, покосившиеся бетонные заборы заводов, захудалые мосты и неогороженные кладбища. Много места занимают в городе дома частного сектора, правильнее назвать - хаты. Когда-то их строили для того, чтобы меньше затрачивать топлива для их обогрева - маленькие, низенькие, в 2-3 окошечка. И хотя в городе видны трубы газопровода, подавляющее большинство отапливаются углем. Я уж не говорю про заборы... И конечно, беда России - дороги. Мы не встретили во время поездки ни одной нормальной дороги, какие у нас в районе проведены чуть ли не до самых дальних деревень. Таких ям и колдобин не видывал я уже давненько. Словно вернулись в прошлое! Железные крыши разве что на одном из 15-20 домов, все остальное - шифер. Нет-нет да попадались окна, заделанные пленкой. Я спросил у сопровождающего: "Почему?" Он пояснил, что это результаты летних боев. Но тут же добавил: пленка гораздо лучше держит тепло... Про тепло я согласился, но представить такое у нас не смог, вспомнив многочисленные выкинутые окна со стеклами у мусорных баков.


           Плоды олигархического государства
  На Украине не нашлось лидера типа Путина, который бы смог остановить развитие нового капиталистическо-олигархического государства, они так и прожили все эти 20 лет при такой системе, когда, как у нас в лихие 90-е, всякий дорвавшийся до власти старался лишь нажиться, совершенно не занимаясь нуждами простого народа. Конечно, и у нас всегда есть претензии к власти, и нам всегда хочется большего, это понятно и объяснимо. Но всё познается в сравнении, вот это сравнение и поразило прежде всего меня на земле Новороссии. Всё там иначе, чем у нас.  Стало понятнее и желание украинцев выйти на Майдан: они устали от власти олигархов, слишком затянулась эпоха "застоя". Дороги и заборы давно бы пора привести в порядок, 20 лет - немалый срок. Но возмущение простого народа было на Майдане, как это всегда бывает, использовано другими силами - националистами. И снова не до дорог и заборов...
 Что в результате вышло? Простой народ, а там это подавляющее большинство, в отличие опять же от нас, у которых появилось огромное количество торговцев и предпринимателей, но уменьшилось количество крестьян и рабочих, - остался на данный момент никому не нужен. Украина устроила экономическую блокаду Новороссии, отказав им даже в получении пенсий, не говоря уже о финансировании социальных учреждений. А для России они - иностранцы, другое государство, в дела которого мы не имеем права вмешиваться. Они остались наедине со своей бедой. Двадцать лет терпящие нужду и живущие надеждой и сейчас оставшиеся между двух огней простые люди - рабочие, служащие, домохозяйки, пенсионеры, кому вся эта большая политика не понятна и не нужна. Разве виноваты они, что все руководители, как на грех, были Ельцин-2. Жизнь обычных людей - это пенсии, работа, зарплата, транспорт, топливо, электричество, вода, садик, школа... Но именно социалка и рухнула. После прекращения финансирования из Киева местные власти республики, конечно, пытаются залатать дыры, но в условиях запущенной инфраструктуры, экономической блокады и затянувшейся войны они мало что пока могут сделать.
 Один из главных вопросов, ради которого я решился поехать: действительно ли есть нужда в необходимых вещах? Ответ лежал на поверхности: огромная нужда! В новостях нам показывают в основном горячие темы, которые есть хлеб для СМИ, - войну, разруху, убитых, бастующих, сидящих в подвалах... Но кроме крайностей, есть и обычная жизнь. Вот она-то и поразила прежде всего нас. Обычные люди оказались всеми брошены, помощь им нужна не одноразовая на камеры, а постоянная и серьезная. Помощь прежде всего политическая, помощь государства. Но пока там дерутся и разбираются, никто не сможет им помочь, кроме общественности, простых людей, соседей.
             Детский дом
 Мы привезли детские и подростковые вещи в Детский дом в Свердловске, а если точнее - в Центр социально-психологической реабилитации детей. Работники спрашивают меня о наболевшем: где взять работника для газовой котельной детдома. Мне интересно: почему вы не можете  найти работника, когда у вас такая безработица? Они поясняют мне, недогадливому: это же объект социальной службы, т.е. там, где не платят зарплату уже 4 месяца. Кто же пойдет на работу, где денег не платят? Вот и мучаются вопросом, как выходить из ситуации. У меня непроизвольно вырывается законный вопрос: так на что же вы тогда живете?! Они растерянно протянули: сами не знаем... Кто как выживает. Кому-то родственники помогают, кто-то последние сбережения тратит, кто-то своим хозяйством выживает... А на работу ходим, не получая зарплаты, поясняет одна сотрудница, потому что совесть не позволяет иначе, привыкли, старая закваска.


 Да, человек ко всему привыкает. Привыкли там к постоянным обстрелам и взрывам. Привыкли выжидать и выживать любым способом. Привыкли к скромному образу жизни...
  Да и мы с вами, уважаемые читатели, привыкли к хорошей жизни, забыли уже, что такое нужда. Помните, как у нас в городе выходили на забастовки учителя и рабочие, когда им в 90-е зарплату задерживали на полмесяца. К твердому и постоянному финансированию социальных учреждений привыкли. Говорят, человек не замечает соли в супе до тех пор, пока ее там не будет - тогда заметит. Поэтому не учится ценить жизнь, ее достижения, стабильность, думая, что так было всегда и так будет. Не всегда...
 Когда летом рядом с городом шли бои, детский дом просто распустили, разобрали детей по домам, не было денег его содержать. К осени, когда добровольцы из России начали понемногу помогать детдому, вновь вернулись детишки. К нашему приезду все дети были в школе на занятиях, кроме троих маленьких. Мы выгрузили вещи в зале, сфотографировались с работниками и поехали дальше...
 Основной груз мы оставили не в социальном центре, а в здании мэрии города, так посоветовали нам руководители. Мы почувствовали, что беда заставила их объединиться, упростить чиновничью, бюрократическую сторону, мобилизоваться и сконцентрироваться. Нас заверили, что тут же придут волонтеры и распределят всю нашу одежду по спискам для малоимущих и многодетных. Встречал нас заместитель мэра города, который на видео поблагодарил лысковчан и воротынцев за гуманитарный груз.
                     Червонопартизанськ
 Далее наш путь лежал в  Червонопартизанськ (в переводе на русский язык - Красный партизан) - большое село, находящееся в 10 км от Свердловска. Там мы заглянули в детский сад "Теремок", который посещают 150 детишек. У нас были специально приготовленные для детей рождественские подарки, правда, в количестве 72 штук. Но в детсаде нас успокоили, что не мы одни такие добрые и что к ним буквально к вечеру приедет еще помощь с подарками для детей, так что никто без подарков к празднику не останется. Мы приехали в тот момент, когда в средней группе садика проходил праздник. Дети водили хоровод вокруг елки, Дед Мороз стоял за дверью наготове, многочисленные бабушки, родители, братья-сестры жались по стенкам. Все по сценарию и в полном разгаре. Директор садика прервала хоровод и предоставила слово внезапно нагрянувшим гостям - нам. Сопровождающий нас богатырь в военной форме вынес и поставил под елочкой коробки с подарками, ну а я сказал несколько слов о Рождестве Христовом, добром дедушке святителе Николае, ставшем прообразом Деда Мороза, и сообщил родителям, что мы приехали из Нижегородской области. Вот это удивило их более всего. Растроганные бабушки пустили слезу, но мы уже покинули растерявшихся родителей и, поговорив в коридоре с работниками детсада, узнали причину такой трогательной встречи. Детский садик также лишен финансирования и выживает только благодаря самим родителям. Они собирают деньги на обеды детям, работницы бегут в магазин (тоже бесплатно, как они нам подчеркнули), закупают продукты и готовят,  что смогут. О подарках там речь не идет, вся надежда на добровольцев из России, которые, подобно нам, привозят продукты и помощь.


           Вопросы отпадают
 Еще один вопрос, ради решения которого я решился на авантюру: не слишком ли много помощи со всей страны поступает в Новороссию? Когда смотришь новости, создается впечатление, что завалили гумпомощью маленькую новопровозглашенную республику. Но она не такая и маленькая: как никак несколько миллионов жителей. Когда мы проехались по Краснодону, по Свердловску, то почувствовали мизерность своей скромно нагруженной машины по сравнению с большими городами, полностью оторванными от нормально налаженной, стабильной жизнедеятельности. Думаю, что именно в такие тяжелые, переходные моменты и должны помогать верующие люди, просто неравнодушные граждане своим соседям. Тем более, какое же оно иностранное государство, если мы за все время поездки ни разу не слышали там украинской речи - все говорят по-русски. А сколько связей между нами - неисчислимы их нити! У кого-то родственники в наших краях, у наших волонтеров - в их украинских краях. Так что общие темы для разговора тут же вспыхивали на каждом шагу.
 Да и война своё берет. Увидев необработанные поля, я не удержался от вопроса, почему земля брошена, ведь там, не как в нашей зоне рискованного земледелия, земля родит отлично. Да, ответил мой собеседник, родит земля хорошо, только вот в это лето было всего два дождя, а воды в городе нет - война.


                   Война
 Конечно, Красный партизан расположен далеко от линии фронта, километров сорок, но в это лето и туда приходила война. Дело в том, что этот  город стоит у самой границы с Россией. Вот это обстоятельство и заставило Украину бросить вдоль границы с Россией в конце июля в глубь Луганской республики 72-ю механизированную бригаду, 24-ю, 51-ю бригады, всего более тысячи человек. Им хотелось завладеть границей с Россией. Они обосновались у Червонопартизанска и обстреливали город, делали вылазки, расстреляли автобус с шахтерами, ехавшими с работы. Обстрелу подвергли и женскую колонию, расположенную на окраине города. Осужденные прятались в подвалах колонии, пока их оттуда не вывезли. После этого украинские войска заняли территорию колонии, которая являлась замечательным укреплением под самым городом.
 Но в Червонопартизанске мужчины добровольно объединились в вооруженный отряд и встали на защиту своей земли и мирных жителей своего города. Помогли и бойцы из Луганска. Мы побывали в гостях у одного из ополченцев, который участвовал в тех жарких боях и, прикрывая своих бойцов, получил сразу четыре ранения: пуля прошла через легкие, другая застряла в ребре, две контузии в ногу. Сейчас он дома, ходит еще на костылях, нога до сих пор не залечена. Мы привезли его дочке рождественский подарок и прослушали рассказ о боевых действиях.
 Жители вынуждены были защищаться, так как милиция сбежала, администрация тоже - все боялись, что вошедшие войска Украины накажут их за то, что служили в Новороссии. Жители вынуждены были организоваться в боевую дружину, взять власть в свои руки и наладить самооборону. "Это наша земля, здесь похоронены наши предки, и мы ее не отдадим", - уверенно говорит ополченец. И его супруга, испытавшая немало волнений при уходе своего мужа, бывшего афганца, воевать, а затем тяжело раненного, ни на минуту не сомневается в том, что они отстоят свою землю. Ни тени испуга, ни капли сомнений, никакого сожаления не увидели мы в ее глазах. Я все пытался у нее выяснить, не ропщут ли люди при таких трудностях, не возникнет ли у них желания сдаться, пойти на поклон богатому Западу, чтобы решить свои наболевшие проблемы, чтобы не умирать с голода и не погибать от диверсантов, но она даже не понимала, о чем я говорю. Видимо, не на такую напал: все-таки она жена военного командира...


 Затем нас повезли посмотреть на места боевых сражений - в ту самую женскую колонию, где летом обосновались силы АТО. Все знают об Иловайском котле, но мало кто знает о таком же котле под Червонопартизанском, куда попали украинцы. Свои оставили их, они пили из луж, а питались кукурузой с полей, два месяца были в котле, в который сами забрались. 7 августа ополченцы выбили их. Часть бойцов смогла выйти, перейдя на территорию России, за что им потом пришлось долго оправдываться перед своим командованием. Мы своими глазами увидели, что осталось на месте боев - ничего не осталось.
           Победа будет за нами!
 И главный вопрос: за что борются жители Новороссии? Ради чего такие жертвы?  
 Сами жители красивых и высоких слов не говорят, лозунги не вывешивают, СМИ материалами не заваливают: они просто на смерть стоят против наглого наступления сил зла в их жизнь и на их землю. Они нам показывают, каким должно быть общество и государство: пусть скромнее, но без разврата, социального расслоения, власти денег, без не знающей нравственных границ развлекаловки... Да, они хотят жить, но не просто жить, а жить в русле традиций, достойно и честно, просто и скромно, по-христиански, не предавая и не разменивая свою веру. Слава Богу, что нашлись такие люди, которые не дают нашей совести уснуть, стойкость и вера которых помогает нам.
  А мы поможем им, чем сможем...
Н.Лобастов

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить