Сценка "Марфенька"

СЦЕНКА «Марфенька» (по роману Гончарова «Обрыв»)


Бабушка - Так ты будешь заниматься хозяйством или нет?
Райский - Отдайте вы все имение вон… Марфеньке!
Бабушка - Мы – не нищие! Да, это всё мама твоя… не тем будет помянута покойница, - она виновата! Она всё играла на клавесине да над книжками плакала. Вот и вырос: только петь да танцевать можешь! Имение он отдаст. Пропащий!
Райский - Да, бабушка, я несчастнейший из смертных!
- Не говори этого никогда! Судьба подслушает да и накажет: будешь и в самом деле несчастный! Несчастный он! Здоров, умен, имение есть, слава Богу. Чего тебе еще – рожна, что ли?
 - Что это такое – рожон?
- Это когда человек не чувствует счастья, надо его ударить бревном по голове, тогда он узнает, что счастье было, и оно лучше бревна.
 - Бабушка, вы философ!
- А ты умный и ученый, - а этого не знал! Вот женишься – узнаешь.
- Я не женюсь.
 - Как же проживешь?


Марфенька - Женитесь, братец. Я бы стала нянчить детей у вас. Я люблю детей. Мне завидно глядеть на Надежду Никитишну: у ней семь человек... Куда ни обернись, везде дети. Как это весело! Один шалит, его в угол надо поставить, тот просит кашки, этот кричит, третий дерется; тому оспочку надо привить, той ушки проверить, а этого надо учить ходить... Что может быть веселее!
Райский — А есть у тебя на примете жених?
Бабушка — Что это ты, мой батюшка, опомнись? Как она без бабушкина спроса будет о замужестве мечтать?
Р.— Как, она и мечтать не может без спроса?
Б.— Конечно, не может.
Р.— Но ведь это ее дело.
Б.— Не ее, а пока бабушкино. Пока я жива, она из повиновения не выйдет.
Р.– Марфенька что, даже полюбить без вашего позволения не смеет?
Б.– Выйдет замуж, тогда и полюбит.
Р.– Как?! Полюбит и выйдет замуж, хотите вы сказать!
Б.– Это у вас там так, в городах… Насмотрелись на англичанок да полячек! Те еще в девках, а уже одни ходят по улицам… А мы здесь прежде осмотрим, узнаем, что за человек, пуд соли съедим с ним, тогда и отдаем за него.
Р.— А… Так у вас еще не выходят девушки, а отдают их.. бабушки!
Б.— Ты, пожалуйста, не учи ее этим своим идеям! Кто там опять шумит? (Бабушка уходит).
Р.— Марфенька! Я тебя просвещу! Люби, Марфенька, открыто! Нет, это всё надо переделать! Не дают свободы любить. Какой еще туман в их головах. Скажи, ты не выйдешь замуж без бабушкиного спроса?
Марфенька – Не выйду! – (с твердостью).
Р.– Ну почему?
– А если он картежник, или пьяница, или дома никогда не сидит. (Тихо) Или безбожник какой-нибудь…
- Ну, а если этот картежник или безбожник понравится тебе?
– Все равно не выйду!
– А если полюбишь?
– Картежника или такого, который смеется над религией?! Но разве это возможно?
– Неужели тебе никто не нравится?


– А кто? Вон в соседях у Бочкова три сына: собирают мужчин к себе по вечерам, пьют да в карты играют. Разве только Викентьев… Он не играет на бильярде, вина никакого не пьет... А у Чеченина сын приехал и сразу заявил, что ему надо приданое во сто тысяч, а сам …курит!
- Курит! Это ты всё бабушку наслушалась! Да люби ты открыто: не бойся ни бабушки, никого! Старый мир разлагается, теперь новая жизнь… У тебя должно быть сознание своих прав. Страсть – вот счастье!
- Что вы такое говорите!?
- Ну вот скажи честно, что у тебя на душе?
- Бабушка велела, чтоб ужин был хороший...
- А грешки, грешки есть? ...Доверься мне, разберем вместе.
- Я думаю, у всякого есть...
- Например?
- Послушайте-ка проповеди нашего батюшки - отца Василья, как надо жить! А как мы живем? Хоть бы один день прожить так! Отречься от себя, быть всем слугой, отдавать все бедным, любить всех больше себя, даже тех, кто нас обижает, не сердиться, трудиться, не думать слишком о нарядах! О пустяках не болтать... Да жизни не достанет, чтоб сделать это! Вон бабушка: есть ли умнее и добрее ее на свете! а и она... грешит... Терпеть не может Анну Петровну. На людей часто сердится; баб притворщицами считает, когда они жалуются на нужду... Деньги очень бережет.
- И ты часто мучаешься этим?
- Нет: иногда… заплачу, - и пройдет! И опять делаюсь весела, и всё, что говорит отец Василий, - будто не мое дело! Вот что худо!
- И больше нет у тебя заботы?
- Как будто этого мало! Разве вы никогда не думаете об этом?
- Нет, душенька: ведь я не слыхал отца Василья.
- Как же вы живете?
- Вот что Марфинька! Если кто-нибудь будет слишком ласков с тобой, этот Викентьев, например...
- Смел бы он! Когда мы в горелки играем, так он не смеет взять меня за руку, а ловит всегда за рукав! Позволила бы я ему! Как же!
- …Помни, Марфенька: не давай воли ни себе, ни ему, пока... позволит бабушка и отец Василий. И пусть будет проклят тот, кто захочет бросить нечистое зерно в твою чистую душу.

Входит бабушка.
Бабушка - Марфенька, иди проследи за скотницей!
Марфенька - Сейчас, бабушка!
Марфенька уходит.
Бабушка - Все любят Марфеньку! Намедни умер в деревне у бабы сын, Марфенька каждый день ходила к ней и сидела часа по два. Домой приходила с опухшими от слез глазами. Мужик заболеет, она приласкается к лекарю и повезет в деревню. То и дело просит у меня чего-нибудь: холста, коленкору, сахару, чаю, мыла. Девкам раздает старые платья… Знает всех баб, даже ребятишек по именам, шьет им рубашонки, крестит почти всех новорожденных. На свадьбу дает белье, обувь, истратит все свои карманные деньги и долго потом после этого экономничает – я ведь всё вижу! Когда идет по деревне, дети от нее без ума; завидя ее, бегут к ней толпой, она раздает им пряники, орехи, иного приведет к себе, умоет, возится с ними. Все собаки в деревне знают и любят ее…
Райский - Татьяна Марковна, за что они все так любят ее?
Бабушка - За то, что она сама всех любит! Хочешь, чтобы тебя любили – сам научись всех любить. А страсть – это любовь к себе, любимому. А посмотришь на Марфеньку - и становится тепло и хорошо на свете! Эх, ничего-то вы, городские, образованные, в любви не мыслите… Пойдемте чай пить, самовар уже кипит.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить