Учебники как проводники идеологии

Первыми закрепляют новую идеологию школьные учебники.

О любом поступке, событии, явлении, как известно, можно говорить, только соотнося его с эталоном, идеалом, имея систему нравственных координат.
После 1917 учебники словесности в России изменились кардинально. В основу был положен совершенно иной мировоззренческий принцип - теория прогресса. Теперь человек, его назначение стали определяться не с позиций вечности, а соотноситься с придуманным человеческой фантазией будущим обществом. Идеал, с которым сравнивали героев и их поступки, стал теперь не абсолютным, а человеческим и временным. Считалось, что теперь, после открытия законов истории Марксом и отказа от "предрассудков" - вечных законов, о которых говорила Церковь, - человек живет уже не для вечности, а для будущего, то есть является уже не самоцелью, а средством. У большевиков таким эталоном, системой нравственных координат был коммунизм. Отсюда вытекали все основные понятия в наших учебниках: передовые и лишние люди, прогрессивные идеи и реакция, тирания и свободомыслие, тупики, взлеты, лучшие представители, тормоз развития и т.п. Все эти понятия вырастали из некоего идеала, который мыслился в будущем и к которому идет, как считалось, все человечество. Правда, пока его пока никто не построил, но это не смущало новых учителей.
  После перестройки, когда мы отказались от идеи построения коммунизма, у нас сменилось представление о будущем обществе, но сам принцип – прогресса - полностью сохранился. Вместо коммунизма нам предложили услужливые дяди другой вариант будущего совершенного общества - цивилизованное гражданское либеральное общество прав и свобод. Именно по нему теперь измеряем мы все наши действия, по ним оцениваются и все герои и события нашей классики.
Не верите? Заглянем в учебники для 10 класса.
Учебник Сухих говорит об "освобождение личности от власти религии и церкви, от абсолютизма, от устаревших канонов обыденной жизни…".
Сахаров, Зинин: "Подлинная и главная ценность любой системы – права человека". (Раньше – борьба классов, теперь личности за свои свободы и права).
Лыссый (2012 г.): "В качестве идеала Достоевский провозглашает внутреннюю свободу человеческого духа и отвергает все формы насилия над ним".
Курдюмова (2013 г.): Во времена Пушкина "обсуждаются новые идеи, успешно осуществленные в Европе: парламентаризм, конституция, свобода слова". "Недовольство росло…". "Свободолюбивые устремления Пушкина не находят отклик в народе, не готовом защищать свои права". "Пушкин пишет о духовном росте общества, которое должно осознать роль закона в защите своих гражданских прав". В старые понятия – "духовный рост" - вкладывается новое содержание – это, оказывается, "гражданские права". Вот что теперь находят в великой русской литературе.
Лучше всех об этом современном мировоззрении сказал Святейший Патриарх: "Подлинной ценностью для человека является не та ценность, которую он сам для себя создал, а та ценность, которая определена Самим Богом. Бог есть мерило правды. Консервативный человек - сохраняющий фундаментальные ценности, которые Бог вложил в природу личности и мира... А либерализм - это когда ты сам можешь выдумывать свои ценности и считать их абсолютными. К чему это приводит? Это приводит к атомизации общества".
Во всех учебниках по литературе, а у нас их уже около сорока, эти консервативные ценности просто вычеркнули. Что и способствует атомизации общества.
Из нового понятия личных прав и свобод вытекает и новое наполнение известных понятий – свободы, справедливости, достоинства человека, страданий, добра и зла... Определять границы добра и зла теперь будет сама свободная личность. Отсюда такой панический страх авторов наших учебников перед четкими определениями, - все размыто, скрыто, отдано на усмотрение свободной личности учителя, а все чаще – самого ученика. Конечно, спрятаться за форму и эстетику – легче. Немалая часть учебников рассматривают литературный процесс как смену стилей, жанров, языка…
Сегодня всё снивелировано, стерта грань между высоким и низким, вечным и временным, целью и средством, добром и злом. Ведь почему смеются над ЕГЭ: там шляпа Раскольникова поставлена на один уровень с проклятыми вопросами бытия, а это никак не приемлемо, мало того, это разрушительно. Нарушена иерархичность, и это каждый чувствует.
Кстати, этим самым приносится в жертву замысел самих писателей, потому что русская классика потому и великая, всемирная и недосягаемая, что обращалась за эталоном к абсолютным ценностям, а не к ценностям Французской революции, зарождающейся буржуазии, социалистов и т.п. Я уж не говорю о более низких целях - эстетической, корыстной, политической, финансовой… Этот принцип обращения к новомодной идеологии низводит великую нашу классику до обслуживания эстетического вкуса креативного класса.
И последнее. Это просто унижение и разрушение нашего национального достояния. Когда разрушают или перестраивают старинные здания, являющиеся памятниками культуры, государство строго пресекает эти попытки и готово дать разрушителям реальный срок, а когда переделали до неузнаваемости под себя смысловое содержание нашей классики, никто об этом даже не говорит, не то что встать грудью на защиту! На защиту фальсификации истории уже поднялись и общественные, и государственные силы, - там искажения заметнее для всех, чем в области словесности. Но в литературе они не менее значимы для судеб государства, если не более! Во время войны всегда стараются прежде всего сбить боевой дух противника, дискредитировать его святыни, его веру… Поэтому 40 учебников, среди которых нет ни одного консервативного, - это серьезный информационный и идеологический удар по нашему государству.
В последней войне у нас города падали, зато дух не ослабевал, а теперь города стоят богатые, зато от крепкого нравственного и патриотического духа остались развалины похлеще сталинградских развалин.
 Восстановить величие нашей классики, достигшей вершин в духовном осмыслении бытия, ответившей на вопрошания искателей Истины всего мира, принесшей славу нашему Отечеству – наш с вами долг.
Н.Лобастов

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить