Светская духовность

Абстрактное добро - любимое понятие интеллигенции.

Повсюду проходят Рождественские образовательные чтения. Это место встречи Церкви и светского образования. Нет образования без воспитания. А воспитание - процесс духовный, поэтому неразрывно связан с Церковью. Вот на этой площадке они и встречаются...
 Присутствуя на этом мероприятии, я увидел типичную для нашего времени картину.
 Наши самоотверженные учителя трудятся, не покладая рук, с самоотверженной отдачей, искренне, честно, вкладывая свою душу и отдавая свое сердце. За что им низкий поклон.
 Но всё-таки слово "учитель" прежде всего означает не "учить кого-то", а - "учиться"! Самому непрестанно учиться. Самоуспокоенность убивает. Жизнь - это движение, и остановка - смерти подобна.
 А мы успокоились на том, что до нас наработано. Внимая правильным речам, я словно окунулся в 70-е годы прошлого столетия.
 Слушая о школьном лесничестве и озеленении территорий, я припомнил, как я сам был главным лесничим нашего школьного лесничества. Призывы к спортивным достижениям заставили меня вспомнить наши многочисленные школьные достижения. Гимн труду тоже мне хорошо знаком. Отчеты о художественной самодеятельности также не удивили: я с 3 класса со сцены не сходил. Всё казалось пропитанным ностальгией по старым, добрым временам.
 Чистая вода, сады, спортивные площадки, рыбалка, труд и т.п. - всё это полезно и замечательно. Кто же спорит? Кто против этого будет возражать?
 Главные святыни всё те же - Родина, Семья, Труд. И это просто замечательно по отношению к либеральному мировоззрению, которое проповедует совершенно иные принципы:
  родина там, где лучше платят;
  красивые страсти выше брака;
  физический труд - удел маргиналов.
  Мы пришли в ужас от такого идеологического напора на наших детей и пытаемся их оградить, но оградить старыми заборами.
  Но вот вопрос: сможем ли мы выдержать конкуренцию? Разве мы с вами не наблюдаем, как все наши отчаянные попытки разбиваются о яркость, красоту, пышность, великолепие, соблазнительность, всеобщность, богатство, силу современных либеральных ценностей? Мы рассказываем о скромной и многодетной семье, а они - о конкурсах красоты и шоу-звездах. Мы о труде в поте лица - а они о курортах, авто, квартирах, яхтах... Мы о родных просторах и березках, а они о заморских богатых и свободных странах. Сравнение не в нашу пользу. Абсолютно разные весовые категории.
 Конечно, всегда и везде находятся детишки, которые вслед за родителями и одинокими учителями-энтузиастами держатся традиционных ценностей - скромных, несовременных, честных, чистых...  
 Но на энтузиазме долго не продержишься. Да и упорхнут вскоре наши детки в этот яркий мир, и неизвестно, многие ли из них выдержат бетонный напор либеральных соблазнов.
 Сами учителя-то незаметно для себя склоняются к признанию некоторых элементов либеральной идеологии. Недаром и здесь, во время разговора о духовно-нравственных ценностях, вспоминали о танцах, о толерантности, о "великом" художнике Кандинском и т.п.
 Можно было услышать даже такое: "Духовно-нравственное воспитание - это привитие правильного отношения к свободам и правам". Куда же сегодня без них, родимых!
 Во время поиска главного термина для духовно-нравственного поля было предложено мирное, всех убаюкивающее, неоспоримое и привычное - "мир".
 Если бы знали наши бедные учителя, как часто это предложение "мира" слышит наш министр Сергей Лавров из уст всех наших западных "друзей"! Он уже, наверное, вздрагивает, когда слышит это слово. И прекрасно знает, чем оно заканчивается...
  Именно за отсутствие "мира" нас бьют нещадно санкциями.
 "Мир" - главный либеральный термин.
 Нам предлагают: давайте наконец начнем жить мирно с террористами, с нацистами, с извращенцами, с представителями всех субкультур, с вольными художниками, наконец, со страстями и грехами. Давайте лучше говорить о мире, чем о Православии, грехах, заповедях, загробной участи, святоотеческих авторитетах, истории и т.п. Ваши понятия не принесут мира, а наша толерантность - только его и принесет.
 И мы поддаемся на эти красивые речи. Зачем для определения привычного термина заглядывать в Евангелие, ведь всё и так ясно! А в Евангелии, между прочим, Господь ясно говорит: "Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение" (Лк. 12:51). Но мы снова и снова доверчиво и наивно повторяем услышанное, навязанное, общепринятое. Думать и сверять нам некогда и незачем.
 Кстати, даже народные поговорки скажут об этом в Евангельском духе:
 Кто мягко стелет - у того жестко спать.
 С людьми мирись, а с грехами бранись!
 Кобыла с волком мирилась, да домой не воротилась. И т.д.
 Почему такое противоречие Евангелия и народных поговорок с общепринятым мнением? Да потому что Евангелие и народная любовь заботятся о нашей загробной участи и судьбе в вечности, а эти самые "общечеловеческие ценности" созданы для удобства жизни временной, на земле. Вот и всё отличие.
 Если всё заканчивается здесь, то тогда любой выберет ценности либеральные: успех, красоту, наслаждения, удобства, власть... И никакие наши с вами упорные призывы: "Ребята, давайте жить честно!" -  ни к чему не приведут. Разве только к лицемерию: в сочинении написать да на уроке отрапортовать: "Да, Марья Ивановна, мы, конечно, за мир, справедливость, честность..." А дальше начинается жизнь - уже по другим законам. И то, что наши воспитанники, не имея веры в высший суд и загробную участь, естественно попадутся на земные посулы гениальных агитаторов, - будет наша с вами вина, уважаемые педагоги. Не предупредили, не разъяснили, не убедили. Не дали твердой основы и прочного фундамента.
 Почему? Сами не верили... А верили в абстрактное добро, ни к чему не обязывающее и никого не спасающее.
 Взять наркотики. Все школы с понедельника по пятницу дружно и активно убеждают юных воспитанников: наркотики - это зло, страдания, смерть. Но скажите на милость, откуда же тогда такое сильное желание их употреблять? Ведь не силой же их заставляют употреблять какие-то заморские негодяи?
  А раз так, то значит недостаточно того, чтобы продекларировать это злом.
  Ф.М. Достоевский многократно предупреждал: всё за гробом решается! Нельзя остановить человека от соблазна греха, если нет Бога и нет загробной жизни. Здесь и сейчас ничего не докажете, тут всегда проиграешь. Конкуренцию с миром не выдержишь.
  Вот почему Церковь и предложила когда-то Рождественские чтения, чтобы выйти на религиозный уровень в вопросах воспитания, предложить светской школе высшую систему ценностей, которая только и способна остановить от греха и укрепить в добродетелях.
 Но мы упорно, как иудеи в Египет, стремимся назад. К тем же, нейтральным, ничего не значащим, абстрактным понятиям, к так привычным и ностальгически сладким советским ценностям.
 Но давайте попытаемся заглянуть поглубже в общепринятые ценности.
 Трудолюбие - это хорошее качество? Конечно! Но в нашей великой литературе самые трудолюбивые - это Сальери, Чичиков, Лужин...
 Ответственность, честь, достоинство - как всё это красиво звучит. Но об этом больше всех говорили и исполняли... фашисты.
 Самые большие патриоты - это ИГИЛ.
 Красота? Элен Безухова.
 Самореализация? Хлестаков, Чичиков, Свидригайлов, Шариков...
 Успешность? Кирибеевич, Швабрин, Онегин, Курагины, Лужин, Штольц, Ионыч и несть им числа. И все они что-то не вызывают наших симпатий...
 Вот звучит предложение учиться общению - не бояться быть смешным, быть уверенным в себе и т.п. Опять неплохо. Но, согласитесь, это хороший совет и для готов, панков, извращенцев...
 Увы, все вышеперечисленные ценности - понятия достаточно нейтральные, которые каждый может наполнить своим содержанием. Как прекрасно заметила на чтениях кандидат филологических наук Инна Владимировна Герасимова, знания - это первый уровень, к нему необходимо ценностное отношение. Иначе знания не будут работать. О добре и любви говорят все, только понимают по-разному. Вот об этом понимании и необходимо вести разговор.
 Неужели из опыта жизни мы не заметили, что нейтральные ценности никак не мешают человеку совершать зло. Можно быть спортсменом - и ругаться матом, курить, блудничать. Можно быть трудолюбивым - и страдать страстью сребролюбия. Быть красивой - и жестокой. Быть ответственным - и циничным. Быть справедливым - и упрямым. Быть милосердным - и жестоким. (Гениальный Пушкин подметил это в "Дубровском", где кузнец Архип спасает кошку от пожара и сжигает людей).
 Все и всюду говорят у нас правильные и красивые слова, так откуда же вокруг столько зла, неправды, жестокости, равнодушия?
 Хоть разочек бы услышать на каком-либо совещании выступление против добра, справедливости и милосердия: "А я знаете, выступаю за зло, жестокость, обман..." Нет, ни разу не слышал...
   Тогда кого мы уговариваем?
 Подобные речи мне всегда напоминают известную фразу из мультфильма: "Ребята, давайте жить дружно!". А Васька слушает, но свое дело делает.
 Почему люди делают добро? Ответ: они хотят добра. Правильно! А почему люди делают зло? Правильно, они хотят... добра. Да, да, они тоже хотят добра! Только понимают его иначе. Раскольников, как известно, убил двоих не потому, что хотел ограбить или отомстить. Он был предельно справедлив и милосерден! Нашим ученикам далеко до его жертвенной и горячей любви к людям. Он хотел помочь бедным, униженным и оскорбленным. В результате - убил.
 Достоевский для того и написал роман, чтобы обратить наше внимание на эту проблему. Нет нравственности вне религии - основная мысль его произведений. Говоря о нравственности, мы должны спуститься глубже, к первооснове, к фундаменту, а это - вопрос вечности, т.е. вопрос веры. Вот об этом и должны были бы говорить учителя, собравшись на Рождественских чтениях. Но мы вновь и вновь слышим совершенно безрелигиозные, светские советы быть добрым и милым.
 Однажды мне довелось слушать на конференции в Ярославской области выступление известного московского профессора Всеволода Юрьевича Троицкого. Весьма уважаемого в православно-патриотических кругах, автора многочисленных брошюр, часто приглашаемого на православные мероприятия... Тема его доклада была - "Святость и русская литература". За целый час рассказа о святости докладчик умудрился ни разу не употребить слова "Православие, Церковь, Христос". Более гениального либерального пустословия я не слышал!
 Цитирую Троицкого: "Духовность – это что-то высшее, святое в человеке, надобыденность, искусство". "В словаре говорится: святыня – предмет религиозного поклонения. Это неверно. Разные ценности бывают. То высоко почитаемое, что освящено истинной любовью, и есть святыня. Это доброта". "Святость – это отречение от мира соблазна, от отрицательной энергетики". "Святость – это долг, верность, служение, красота чувства. Это – идеал, общий, обязательный. Это служение Высшему". "Русский дух утверждал человеческое достоинство, своё несмирение". И всё в таком же духе.
 Я уж молчу о совсем богохульном: "Энергетическое поле освящает просфору. Это и есть Святой Дух. Он может быть зафиксирован прибором, это вид энергии". И т.п.
 Я вас должен весьма огорчить и удивить, уважаемые коллеги: ну нет слова "добро" в Евангелие! Что хотите делайте...
 А посему давайте учиться. Двигаться, узнавать, интересоваться, разбираться, спрашивать...
 Не о добре (тут всё ясно) и милосердии повторять прописные истины десятилетиями, а пытаться докопаться до смысла, до первоосновы, задуматься о внутреннем содержании привычных понятий, об иерархии ценностей. Перейти наконец на следующую ступень, более высшую - на религиозный уровень.
 Мне довелось выступать в Московской гимназии Святителя Василия Великого. Ее директор Зураб Михайлович Чавчавадзе высказал во время обсуждения за чаем замечательную мысль: "Да, в гимназии много педагогов, но у меня есть одна мечта: чтобы они все стали воцерковленными людьми!" Совершенно верно мыслит директор. Именно это должно стать первой и главной целью любого педагога. Именно погружение в церковную жизнь изменит наш взгляд, заставит взглянуть с позиций вечности на привычные нам с вами понятия. А иначе
А воз и ныне там.
Н.Лобастов

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить