Русская классическая школа

Школа, искаженная реформами, возвращается к классике.


 Название образовательной системы "Русская классическая школа" говорит само за себя. Школа укоренена в любви к России, обращена к истокам ее культуры, к "классике" российского образования, к его непреходящим ценностям. Здесь пишут перьевыми ручками, читают книги Ушинского и изучают церковно-славянский язык. Инициатором создания "новой старой методики" является Татьяна Алтушкина, член совета директоров "Русской медной компании" и мама шестерых детей.  
 Уже 11 лет в Екатеринбурге работает школа по данной программе. Интервью с Татьяной Анатольевной.
 – Все стремятся отправить детей за границу. Вы разработали систему, опирающуюся на российскую классику.
 – Практика показывает, что в случае обучения с малых лет за границей вырастает человек без корней. Европейское общество не позволяет приезжим первого поколения интегрироваться в свою среду. Молодой человек чувствует себя там чужим. Вернувшись домой, чувствует себя чужим среди своих.
 Бесконечные реформы, эксперименты в образовании, зачастую не имеющие серьезных научных обоснований, приводят родителей к мысли, что в школе детям становится все хуже. Мне тоже было тревожно за своих детей, хотелось создать школу, где им будет комфортно.
 У меня были две ключевые идеи, которые мною тогда двигали. Первая: чтобы 11 лет жизни ребенка в школе не превратились для него в пытку и кошмар. Чтобы у ребенка не погас познавательный интерес, и он с удовольствием шел в школу. Вторая: учеба не должна превратиться в игру, в развлечение, в ней должна присутствовать академическая фундаментальность.
 Все существующие учебники мы "перелопатили". Ничего нас не устроило. Проблема государственной школы, на мой взгляд, в том, что в погоне за инновациями и модернизациями мы потеряли фундаментальность образования, связь с традицией. А школа – очень консервативный институт, ведь образование – это инструмент передачи опыта предшествующих поколений. Я убеждена, что система образования, которая не передает традицию, культуру народа, совершает огромную ошибку.
  – Что же Вас не устраивает в сегодняшней системе образования?
 – Когда говорят о развивающем обучении, ссылаются на труды Л.С. Выготского, который говорил, что ребенок развивается тогда, когда он находится в зоне ближайшего развития. Сегодняшняя система образования, прикрываясь его трудами, очень далеко ушла от его принципов, исказила их и никакого отношения к нему уже не имеет. О чем говорил Выготский? У ребенка есть зона актуального развития, где ребенок может все делать сам, есть зона ближайшего развития, где он может что-то делать с помощью взрослого. Есть зона потенциального развития, где ребенок сегодня не может что-то делать даже со взрослым. В зоне потенциального развития находится стратегическое планирование учебного процесса.
 Под "брендом" развивающего обучения в педагогику вкрадывается малозаметная, но фатальная ошибка! Сравните два утверждения: "Чтобы ребенок развивался, ему необходимо решать задачи в зоне ближайшего развития вместе со взрослым". "Чтобы ребенок развивался, он должен ПОСТОЯННО находиться в зоне ближайшего развития вместе со взрослым".
 Чувствуете разницу?
 Работа в зоне ближайшего развития необходима для развития ребенка. Но опыт зоны ближайшего развития абсолютно не может быть усвоен без "привязки" к фундаменту, то есть опыту зоны актуального развития. Для успешного его усвоения необходимо постоянно возвращаться в зону актуального развития, чтобы ощутить почву под ногами. "Повторенье – мать ученья!" – гласит мудрая пословица. Образование только в зоне ближайшего развития – это замок, построенный на песке!
 Здесь хочется выделить еще один важный момент. Работа в зоне ближайшего развития по определению невозможна без взрослого. Если обучение подразумевает постоянное пребывание в зоне ближайшего развития, то взрослый ребенку нужен ВСЕГДА! Ничего не напоминает?
 "Мы вчера делали английский до двух часов ночи!" (жалобы мамы второклассника). "Если вы хотите, чтобы ребенок хорошо учился, вы должны вместе делать домашние задания!" (слова первой учительницы). "Девочки, помогите!!! Как составлять схему предложений в первом классе? Какие-то треугольники, прямоугольники цветные, ничего не понимаю" (вопрос на форуме).
 Что из этого следует? Ребенок лишается опыта самостоятельной работы, и вся эта раздутая "зона ближайшего развития" совершенно не усваивается! В одно ухо влетело, в другое вылетело. И зона актуального развития сжимается, как шагреневая кожа. Ученик все время находится в стрессе, он никогда и ничего не может сам. Не считая напрочь убитого познавательного интереса и испорченных родительских нервов.
  – Да, картина безрадостная...
 – Ужасно? Но это еще полбеды! Вслед за этим искажением – новое! Ведь непорядок же, что дети без родителей не могут учиться! Мир стремительно меняется, откуда этим родителям, да и учителям тоже, знать, что понадобится детям через 11 лет? В "образовании будущего" нет места "устаревшему" видению мира - не нужны знания! Целью обучения объявлены Универсальные Учебные Действия. А дети теперь пусть сами себя учат, формируют в себе такие встроенные автоматические программы переработки любых данных, приводящие к единственному правильному результату. А школа должна стать тренингом, формирующим эти механизмы. Головокружительная идея, открывающая новые горизонты. Этакая "метапедагогика" не для средних умов. И это все новый ФГОС.
 Что же мы имеем в результате? Наш бедный ученик теперь помещен в третью, вовсе недоступную ему зону. В зону потенциального развития, где он даже со взрослым чувствовал бы себя беспомощно. И он там брошен СОВЕРШЕННО ОДИН, без поддержки взрослого. Ему не на кого опереться, он должен выплывать сам, как брошенный в воду котенок… Излишне говорить о том, что для ребенка это огромный хронический стресс.
 ФГОС 2009 года заявляет о том, что задача школы – научить ребенка учиться. Учитель – не податель мудрости, а организатор процесса. Поэтому все современные уроки выстроены так, что ребенок сам должен поставить учебную цель, сам определить, что он знает, чего он не знает, что хочет узнать, найти учебный материал, сам скорректировать процесс обучения, если что-то пошло не так, и оценить себя и товарищей. Я просто перечисляю этапы "современного" урока. Ребенок "осваивает" универсальные учебные действия. Учитель больше ему ничего не дает. Мало того, что материал учебника неудобоваримый, так еще и взрослого убрали, вытолкнув ребенка в зону потенциального развития, в зону стратегического планирования учебного процесса! В которой ребенок кричит: "Sos! Взрослые, спасите, я не знаю, как учиться сам, я не могу стратегически планировать свою учебу, корректировать ее и оценивать".
 Это неизбежно блокирует все процессы, вызывая задержку психического развития. Убитые желание и способность учиться, хроническая тревожность, синдром дефицита внимания и гиперактивность, школьные неврозы, депрессии, взрыв патологической агрессивности, которых никогда еще не было в отечественной школе… То ли еще будет! Ведь эксперимент продолжается...
 – Каким путем пошли Вы?
 – Для нас очень важно, чтобы ребенок всё понял на уроке и домашнее задание уже спокойно делал сам. Поэтому каждый урок выстроен с опорой на его опыт. Каждый урок учитель выводит ребенка в зону ближайшего развития, помогает ему освоить новый материал. И материал сразу же становится зоной его актуального развития. Нашим детям родители не помогают делать уроки. Если ребенок дома не может с чем-то справиться, это наша проблема, ребенок не виноват, он должен сказать учителю, и он никогда двойку за это не получит. Каждый день зона актуального развития ребенка расширяется. Поэтому наши дети растут с уверенностью в своих силах. Они всё сегодня вечером смогут сделать сами.
 Ушинский говорил, что чем больше труда возьмет на себя педагог, тем легче учиться ребенку. Настоящее мастерство педагога – излагать сложные вещи простым языком. Сегодня мы видим обратные тенденции – простые вещи так преподносят, что ни ребенок, ни родитель ничего не могут понять в этих учебниках. В школах происходит абсолютная хаотизация мышления. У меня была задача сохранить мышление своих детей. Чтобы у детей была четкость, структурность мышления. Чтобы они были спокойными, уверенными в себе.
 – Я, как бабушка второклассницы, столкнулась с этим. Прописи предлагают одну линеечку, а тетради в мелкую косую линейку, в которых мы в детстве писали, забыты...
 – Мы большое внимание уделяем постановке руки. Я в свое время занималась изучением графологии и графотерапии и хорошо понимаю, как психологически обусловлен почерк, как в нашем почерке выражается характер. Становление почерка происходит до 12-13 лет. И каллиграфический почерк, который в советское время ставили в школе по четко выверенному стандарту, гармонизировал психику, уравновешивал её. Почерк современных людей – это кардиограмма времени: сбивчивые ритмы, стабильная аритмия.
 – У вас сначала грифельные досочки и мел, затем простой карандаш, и только потом – перо.
 – Это всё для того, чтобы ребенок чувствовал себя психологически комфортно. Писать первые буквы мелом на разлинованных дощечках детям очень нравится, позволяет им овладевать курсивным письмом без стресса: не получилось – стер, написал еще раз. Затем дети переходят к письму в прописи с графической сеткой, которая помогает первоклашке чувствовать себя смелее. Это похоже на то, как когда-то мамина рука придерживала малыша, начинающего ходить. Карандаш с ломким грифелем, остроконечное перо – все это универсальные здоровьесберегающие инструменты для овладения письмом. Они способствуют раскрепощению руки ребенка. Отсюда у детей удовольствие от этого процесса, а удовольствие – это залог успешности обучения. В частных школах Великобритании предпочтение отдается перьевым ручкам, в Германии это закреплено законодательно. Там целая индустрия школьных перьевых ручек. В России этим пренебрегают.
 У нас преподавание учитывает особенности восприятия ребенка на каждом возрастном этапе. А в обычной школе детей учат, как взрослых.
 Мы не возвращаемся в прошлое. Если сегодня современно и модно, чтобы ребенок ничего не понимал в школе, то тогда да, мы не модные и не современные. Мы не против технологий. У нас очень современные дети, но если я понимаю, что компьютер до 12 лет, отвлечет ребенка от реального мира, я против компьютера. Я против компьютерных игр, потому что они очень яркие, они полностью захватывают воображение ребенка, и у него атрофируются собственное продуктивное воображение и волевая саморегуляция, реальный мир становится ему малоинтересен. Таких детей сложно учить.
 – Поэтому у вас нет ни сенсорных досок, ни компьютеров?
 – У нас есть компьютеры с 7 класса. Мы против проектного метода в начальной школе. Проектный метод скачет от темы к теме, насаждая разрозненность, клиповость сознания. Для меня очень важна последовательность, движение от простого к сложному, а презентации – это фрагментарно, для усиления и оживления темы, не более того. И не в начальной школе.
 – Русский язык вы тоже изучаете как-то по-особенному?
 – Очень страшно, когда первоклашкам дают транскрипции или звуковые модули-схемы, навязывают алгоритмы взрослого понимания школьных предметов. В этом нет жизни, ребенку это не интересно. Для меня важно, чтобы дети любили язык и постигали его органично. Как работаем мы? Погружаем детей в языковую среду. Постигаем премудрости правописания на предварительно прочитанных, осмысленных текстах. Мы не вводим ни одного правила до тех пор, пока дети не освоили то или иное языковое явление. Ребенок наблюдает над живым строем языка. При работе над живым языком у детей никогда не возникает смешения частей речи с членами предложения, формируется связность мышления и языковое чутье. Ярлычки-термины навешиваются уже на готовые понятия.
 Транскрипция в начальной школе – это бомба, которая закладывается под грамотное письмо, когда ребенку дают "звуковую запись" слова.
 А на уроках истории мы не зазубриваем факты, имена и даты, а показываем яркие тенденции, исторические личности. Дети в этом возрасте очень впечатлительны, и они очень любят эти книги.
 – Сегодня уже более 30 школ в России работают по вашей системе...
 – Сегодня создано несколько центров. И когда вновь создаваемые школы нас просят о методической помощи, мы их перенаправляем в эти центры. Сегодня сложно сказать, сколько школ работает по нашей методике. На нашей странице "ВКонтакте" прибавление подписчиков идет быстрыми темпами – примерно 1000 человек в месяц.
 Если заглянуть на нашу страничку, вы увидите, что у нас собирается весь русский мир, каждый день нас посещают люди из Америки, Канады, Германии, Франции, Таиланда, Арабских Эмиратов, Австралии и других стран. Как оказалось, очень многие хотят сохранить российские традиции, люди истосковались по отечественной культуре.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить