Главная ошибка Путина

Бытие и сознание: что на чем стоит?

Не буду писать ни о Северном потоке, ни о Сирии, ни о пенсионной реформе... Об этом слишком много говорят. Чтобы скрыть главное. А вот о нем, о главном, и хотелось бы поговорить…
 А впрочем, можно начать и с них. Ведь именно в уповании исключительно на политику, экономику и социалку и кроется основное мировоззренческое заблуждение нашего уважаемого Президента. Он, вслед за материалистами максистами-ленинистами заблудился в главном философском вопросе: бытие определяет сознание или сознание определяет бытие. Сказались хорошо усвоенные твердые знания советской школы. Закона Божиего будущий Президент не изучал, религиозных философов не читал, священника на проповеди не слышал. А став Президентом, уже просто не нашел на это времени. Мы, увы, наблюдаем отрыжку советских времен...
 Перемена местами бытия и сознания в мировоззрении масс произошла на Западе в так называемый период Возрождения. Правильно сказать: возрождения былого язычества и борьбы с христианством. Затем эта перевернутая иерархия через влияние идей Французской революции, немецкой философии и европейского протестантизма потихоньку стала завоевывать умы образованной части российского общества. Появилась новая вера – в прогресс. «Новая религия - Прогресс, и новый Земной Град Прогресса должен был заменить Град Божий» , - признается западный философ Фромм. Все устремления, все упования, всё целеполагание были направлены на построение будущего совершенного общества с помощью науки, техники и социальных теорий. «40-е и 60-е годы стали временем триумфального шествия идеи прогресса в России… Она фактически стала новой религией» . Чаадаев, Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Писарев активно пропагандировали эту новую «религию». Наши «передовые» писатели взялись внедрять новую веру в умы и сердца читателей. Тургенев, Чехов, Короленко, Горький…
 Идея прогресса толкнула Дарвина на его странное предположение, которое уже в качестве де-факто подхватили Ленин и социалисты.
 Сразу заметим, мы говорим не о техническом прогрессе (о его законности и неизбежности никто не спорит), а о прогрессе в области нравственной, мировоззренческой, антропологической.
 Два сына у такого прогресса – коммунизм и либерализм. «Идея верховенства «народной воли» и идея «прав человека» суть одинаково выражения веры в человека как властелина над собой и вселенской жизнью» , - указывал наш мудрый философ Семен Людвигович Франк. Это хорошо понимал Достоевский. Это сегодня озвучивает чуть ли не единственный трезвомыслящий мыслитель – Наталья Алексеевна Нарочницкая.
 К концу ХIХ века большинство русских мыслителей, потихоньку возвращавшихся из западного плена к мудрой России-матушке, прекрасно осознавали тупиковость идеи прогресса. «Самая унылая, скучная, бессмысленная и противоречивая из идей»  - писал Н.А. Бердяев.
Иван Аксаков убежден: «Прогресс, отрицающий Бога, в конце концов становится регрессом, цивилизация завершается одичанием, свобода - рабством и тиранией».
  К. Леонтьев: «Идеал "постепенного" прогресса - легальное шествие к невозможному царству блага и всеобщей правды на земле... Зло так же присуще нравственной природе человека, как боль и страдания его телу. Но вера либералов и мирных прогрессистов слепа».
 И.В. Киреевский приходит к такому же выводу: «Под шумным вращением общественных колёс таится неслышное движение нравственной пружины, от которой зависит всё». Всё зависит от нравственности, хотя это «движение неслышное».
 Л.Н. Толстой: «Вместо того, чтобы учиться жить любовной жизнью, люди учатся летать». «В безнравственном обществе все изобретения не только не благо, но и несомненное зло».
 А.С. Хомяков: «Нужно задавать себе вопрос, прогресс чего именно? …Может усовершенствоваться наука, а нравы могут упадать и страна гибнуть. …Прогресс есть отвлеченность или, лучше сказать, чистая бессмыслица» .
«Прогресс - созревание мира для Суда (С.Л. Франк)» .
 Вл. Эрн: «Позитивист не может принять Абсолютного... Прогрессивный рост знаний есть прогрессивный рост заблуждений» .
 Ф.М. Достоевский: «Никакое уничтожение бедности не спасет человечество от ненормальности... Зло таится в человеке глубже, чем предполагают лекаря-социалисты, ни в каком устройстве общества не избегнете зла, душа человеческая останется та же...» .
И.А. Гончаров в предисловии к роману «Обрыв» замечал: «В нравственном развитии дело состоит не в открытии нового, а в приближении каждого человека и всего человечества к тому идеалу совершенства, которого требует Евангелие…» .
 «Хотя бы современное человечество стало летать по воздуху и добралось до луны, нравственный христианский идеал и тогда, как изначала, будет один и тот же» , - предупреждал С.И. Фудель.
Что говорить, даже Чаадаев позднее интуитивно почувствовал сомнения в захватившей умы теории «передового»: «Мы растем, но не зреем; идем вперед, но по какому-то косвенному направлению, не ведущему к цели».
 Я не нашел ни одного серьезного мыслителя того времени, который бы остался верен идее прогресса, все дружно посмеивались над этой слепой и наивной верой.
 Лучше всех опасность идеи прогресса понимал Ф.М. Достоевский. Он убедительно доказывал, что не бывает нравственности вне религии и все ее вопросы решаются при условии существования Абсолютной Истины и загробной участи человека.
«Представьте себе, - замечал Достоевский в одном из писем, - что нет Бога и бессмертия души (бессмертие души и Бог – это все одно, одна и та же идея). Скажите, для чего мне тогда жить хорошо, делать добро, если я умру на земле совсем? Без бессмертия-то ведь все дело в том, чтоб только достигнуть мой срок, а там все хоть гори. А если так, то почему мне (если я только надеюсь на мою ловкость и ум, чтоб не попасться по закону) и не зарезать другого, не ограбить, не обворовать или почему мне если уж не резать, так прямо не жить за счет других, в одну свою утробу? Ведь я умру, и все умрет, ничего не будет!».
 Да, Федор Михайлович действительно – пророк.
 Еще цитаты. «Без веры в свою душу и в ее бессмертие бытие человека неестественно, немыслимо и невыносимо». «Я объявляю, что любовь к человечеству даже совсем немыслима, непонятна и совсем невозможна без совместной веры в бессмертие души человеческой». «Те же, которые хотят заменить эту веру «любовью к человечеству», подымают руки на самих же себя, ибо вместо любви к человечеству насаждают в сердце потерявшего веру лишь зародыш ненависти к человечеству» (Дневник писателя). И так далее.
Достоевский оставляет нам наказ: «Единственно возможное разрешение вопроса, и не только для русских, но и для всего человечества, - есть постановка вопроса нравственная, то есть христианская. В Европе она немыслима, хотя и там, после рек крови и ста миллионов голов, должны же будут признать ее, ибо в ней только одной и исход». «Основные нравственные сокровища духа... не зависят от экономической силы. Все богатства Европы не спасут ее от падения. Между тем, на этот подкопанный и зараженный их гражданский строй и указывают народу нашему как на идеал, к которому он должен стремиться...».
  «Чем соедините вы людей для достижения ваших гражданских целей, - спрашивает он либералов, - если нет у вас основы нравственной? А нравственные идеи только одни...». Они вытекают из понятия о Боге и бессмертии души, «из идей мистических, из убеждений, что человек вечен, что он не просто животное». «Попробуйте-ка соединить людей в гражданское общество с одной только целью «спасти животишки»? Ничего не получится, кроме «после нас хоть потоп». «Спасение животишек» есть самая бессильная и последняя идея из всех идей, единящих человечество. Это уже начало конца» .
 Два предупреждающих об этом конце звонка прозвучали в ХХ веке. Две величайших идеи ХХ века выросли на почве веры в прогресс и потрясли всё человечество – большевизм и нацизм. Они принесли с собой миллионные жертвы на алтарь этого нового «божества». Кажется, после этого все должны были ужаснуться и отказаться от идеализации прекрасного будущего.
  В книге «Свет во тьме» замечательного русского философа С.Л. Франка, изданной в Париже в 1949 году, встречаем удивление мыслителя нашей слепотой: «Мы разумеем, может быть, самую характерную черту духовного кризиса нашего времени - крушение веры в так называемый "прогресс" человечества… Эта вера в прогресс была верой в предопределенность скорого осуществления добра - Царства Божия - на земле. Человечество жило верой в легкую победу добра над злом. И либерализм, и сменивший его социализм (сегодня они вновь поменялись местами – Н.Л.) были только различными вариантами этой веры. Это верование развивалось в оппозиции религии, …оно состояло из убеждения, что объективно познанная природа мира и человека согласуется с верой в конечное торжество света, т.е. добра и разума. Ясно одно: вере в прогресс… пережитый нами исторический опыт нанес непоправимый удар» .
 И это написано 70 лет назад. Еще тогда философ был уверен, что мы навсегда откажемся от веры в гуманизм и прогресс после опыта большевизма и нацизма. Увы…
Но если целью человечества вождям видится не спасение души для жизни вечной своих пасомых граждан, а будущие экономические и социальные успехи, то в этом случае сам человек становится лишь средством, товаром, придатком, винтиком системы, которая прогрессирует. Тем лучше и быстрее прогрессирует, чем больше эксплуатируется личность человека. Цена прогресса – нравственное одичание. Улучшается ли человек как личность - это прогрессистов не интересует, у них иной критерий – экономика. Падение нравственности – неизбежный результат прогресса, считают они. Не стоит на это обращать внимание, иначе потеряешь темп в гонке возможностей и станешь неудачником в глазах передовой общественности. А это важнее спасения душ для жизни вечной миллионов граждан – призрачной и не всеми разделяемой идеи. А вот прогресс ощутим и реален…
 И вот уже у нас в стране, как и во всем передовом мире, блестят огни городов, визжат шины лучших авто, сияют рекламы передовых технологий, полки магазинов ломятся от товаров… И только души граждан не сияют добродетелью, не светятся радостью, не радуют надеждой, не поражают любовью. Деревня, бывшая хранительницей традиционных нравственных устоев, разорена и брошена. Школа стала придатком экономики и конвейером по производству потребителей. Семью просто рвут в клочья все свободные средства агитации и пропаганды. Воспитание отдано в руки всех доброжелателей, кроме самого хозяина – государства. А что творится с культурой! Вся грязь, все соблазны, весь разврат выплыли наружу и агрессивно день и ночь обрабатывают мозги и завоевывают сердца граждан страны, выкинувшей своих подопечных на улицу ради евроремонта.  
 Деньги и пиар, «бабло» и рейтинги определяют теперь все отношения людей в нашем обществе. Человек, его бессмертная личность рассматриваются только как конкурентноспособный человеческий капитал на рынке товарно-денежных отношений.
 Вот Президент Путин решает поддержать семью. Каким образом? Дает деньги на родившегося ребенка! Покупает будущую рабсилу для государства. Вкладывает деньги в человеческий капитал. И все депутаты дружно поддерживают такой прогрессистский подход. Но разве это привнесет любовь в семью?! Я езжу в зону 20 лет и наблюдаю этих «детей» товарно-денежных отношений. Именно замена любви на деньги вытолкнула их из нормальной семейной и государственной жизни и привела за решетку. Государство этому способствовало, и оно же их наказало. И никто не собирается каяться.
 Вы знаете, как актер С.Безруков объяснил, почему он бросил жену и завел новую? Вы не поверите – и здесь идея прогресса. «Пришло время двигаться вперед».
 Я еще в школе всегда удивлялся этому странному термину – «передовые люди». Где же этот «перед», - размышлял я, сидя на последней парте. И где «зад»? Кто определяет? Почему «передовые люди» ненавидят, развратничают, матерятся, гордятся – и «передовые»? А моя бабушка, скромный, смиренный и удивительно душевный человек с тремя классами образования, она «передовая»?
 И только недавно вычитал у классика: «Правда позади нас» (Гончаров И.А. «Обрыв», 5:ХII). Нам этого не говорили…
  Итак, Владимир Владимирович Путин попался на эту же удочку.
Он заботится о научном, техническом и общественном перевооружении нашего государства, и это похвально. Но эти принципы постоянного совершенствования он машинально переносит и на проблемы нравственности, культуры и искусства. И здесь кроется его главная ошибка… «Правда позади нас». Нравственность человека не меняется с изменением быта и технологий. Если техника рвется вперед, то искусство движется к Истине, которая вне времени и пространства. Быт – улучшается, душа – возвращается. Быт – меняется, совесть ищет Истинного и Абсолютного. Задача искусства: на новом историческом этапе, при новом опыте жизни, в новых, невиданных ранее условиях жизни вновь находить тот эталон, которому должен следовать человек. «Цель художества – идеал», - писал А.С. Пушкин. «Кто же измеряет без эталона?» - спрашивал Гоголь. Розанов считал, что искусство должно давать «норму для правильного отношения к действительности».
Но искусство в эпоху новой веры в прогресс встало на богоборческие позиции, а стало быть, и на человеконенавистнические. Малевич свой «Черный квадрат» объявил «иконой ХХ века», пытаясь убедить нас, что по этому эволюционному пути движется всё искусство – от иконы к «Черному квадрату».
 На встрече писателей с Путиным Дарья Донцова с писательским напором и дерзкой самоуверенностью задала Президенту ехидный, но умный вопрос. Цитирую: «Мы все представители так называемого развлекательного жанра. То, что вы назвали легким чтивом. Нам было обидно. Честно говоря, мне было обидно, потому что за нами стоят миллионы читателей. Говоря так про нас, вы говорите таким образом про людей, которые нас читают. Миллион читателей в месяц. Начнет читатель с Донцовой, потом перейдет к Пушкину. Вы делите читателей на белых и черных, на чистых и нечистых, на хороших и на чтиво?»
  В вопросе мы слышим известные либеральные постулаты: лучшее то, что массовое; нет грани между высоким и низким; нет деления на белое и черное; нет ответственности художника за нечистоту и т.п.
 И Путин попался. Ведь  ошибка была совершена раньше: почему пригласили именно этих представителей легкого чтива? Разве у нас нет серьезных писателей? Но по либеральному принципу пригласили самых рейтинговых, т.е. «передовых». И Путин, не желая обижать даму, толерантно ответил: «Нет. В свое время Александра Дюма тоже считали автором, который производит на свет легкое чтиво, и думали, что его скоро забудут, но его читают до сих пор».
  Получается, Путин согласился, что Донцова и есть продолжение нашей классики, развитие Пушкина. «В правильном направлении двигаетесь, товарищи!» Прогресс не остановим. Пушкин – Дюма – Донцова – Шнуров…
 Дальше в лес – больше дров.
 15 декабря 2018 года собрался Совет по культуре при Президенте.
 Продюсер Игорь Матвиенко пожаловался Президенту на рэперов. «Я бы хотел рассказать, - начал он, - о новых тенденциях в развитии музыкальной поп-культуры, если можно назвать её культурной. Но я думаю, что уже можно... В последнее время было несколько отмен концертов. Это категорически неправильно.. Это мейнстрим. Если раньше это было маргинально, то сейчас… это то, что слушает наша молодёжь. Это тотальный тренд во всём мире... Он базируется на трёх китах: это секс, наркотики и общий протест против всего». Тут докладчик слукавил, забыв сказать еще о двух китах - суицидах и «бабле». Правда, все-таки признался, что 80% песен рэперов – с матом. Но, снова уверенно подчеркнул, «повернуть этот тренд вспять невозможно».
 Мы вновь натолкнулись на вопрос о прогрессе в области нравственности и искусства. То, что вчера было немыслимо, теперь «мейнстрим», «мировой тренд», «неостановимо». Разврат, суициды, наркотики, мат – результат нравственного прогресса, останавливать который нет смысла.  
 Самое интересное: Путин с этой мыслью согласился. Послушаем его ответ: "Является ли поп-культура культурой? Это всё зависит от времени и от наших оценок. Всем известно, что и вальс не очень жаловали в своё время, считалось моветоном танцевать вальс. Потом это стало классикой. Здесь нет ничего удивительного, и всё это меняется… Мат - часть нашего языка, это часть нашей общей культуры. Но хватать и не пущать – самый неэффективный способ, самый плохой, который можно себе придумать".
 Вот такая новая философия. Оказывается, «всё зависит от времени». Вчера мат и блуд были вне нормы, а сегодня уже норма – прогресс. Отсюда такое отношение государства к тому, что печатают, издают, говорят и показывают в наших СМИ. Это «норма» для сегодняшнего времени и для «наших оценок», и никто даже и не собирается «хватать и не пущать».
  Вспомним мудрую мысль Вл. Эрна: «Позитивист не может принять Абсолютного». Вот первопричина. Нет абсолютных ценностей, «все меняется», именно по этой причине наше либеральное государство не собирается защищать наших детей от разврата, блуда, насилия, суицидов, наркотиков, мата, пошлости, цинизма и т.п. Это результат прогресса общества, «здесь нет ничего удивительного», «повернуть это невозможно».
 Что же получается? В техническом отношении национальная идея нашего государства заключается в создании надежного военного щита, в технологическом броске, в увеличении валового продукта и т.п. и т.п. А в нравственном отношении – в оскотинивании граждан государства. Грубо звучит? Но это логически вытекает из идеи признания грязи «частью нашей культуры». Эта часть – самая агрессивная, и никогда не остановится (ведь прогресс!) на достигнутом, на положении «части», пока не завоюет всё. Поглядите, как сегодня она расширяет свое поле влияния. Недаром Донцова говорила именно о миллионных тиражах «легкого чтива». Если, конечно, её не остановят, как делали наши предки тысяча лет!
 Давайте представим, что будет, если сохранится эта тенденция развития нравственности: Пушкин – Донцова – Шнуров… Никто же возвращаться к Пушкину не собирается (понятно, речь не о форме, не о языке и стиле, а о принципах). Кстати, Шнуров так прямо и заявил на Общественных слушаниях: «Пора понять, что Пушкин – не наше всё!» «Я пришел, чтобы разогнать министерство культуры. Оно не нужно». Проявил наглядно свою агрессивность после того, как официально признали его позицию за «передовую» и прогрессивную. Прогресс не остановим, поэтому: «Все встали! Шнуров идет!»
 И развитие музыкальной «культуры» (а правильнее - антикультуры) не остановится на Элджее – прогресс заставляет идти дальше и дальше. Представили, что ждет наших детей дальше, «передовее» мата, наркотиков и суицида? То есть национальная идея движущегося общественного прогресса наконец-то найдена – полное оскотинивание.
 Да, нравственную деградацию и кончину мира, как и нашу с вами неизбежную физическую смерть, не остановить, но это не может стать нашей национальной идеей – вот в чём вопрос. Я знаю, что умру, но это никогда не было моей целью жизни. Задача человечества – тормозить, сколько сил хватит, разрушение и смерть цивилизации. Таковой была национальная идея на Руси всегда.
 В области нравственности и культуры общество в любые времена или возвращается к Абсолютной норме или уклоняется от нее. Всё. Иного пути нет. А государство или поощряет уклонение (как сегодня), или заботится о возвращении, как было всегда, даже в Советском Союзе.
 Результат перенесения идеи технического прогресса на нравственную область может быть только один – «вперед» к обезьяне. Дарвин немного перепутал вектор направления. Получается, цель сегодняшней политики государства – создание золотой клетки… для будущих обезьян.
 И это, согласитесь, и опасно, и страшно, и самоубийственно. Если мы это не поймем и не вернемся в области нравственности и культуры к Истине и Абсолюту, развращенные дети будут на нашей с вами совести. И от ответа, поверьте, никто не уйдет, как бы нам этого не хотелось…
Н.Лобастов

Комментарии  

0 #2 Guest 28.04.2019 17:38
А я не разделяю. Пишите настолько заумно, что читать не хочется. Я предпенсионного возраста, но не смотря на реформу, проголосовал бы снова за Путина. Не хочу 90-х, ни хочу либералов. Хочу Путина или Сталина
Цитировать
0 #1 Guest 19.04.2019 23:33
Уважаемый Н.Лобастов!
Полностью разделяю Вашу точку зрения. Мне кажется, дело кроется не только в мировоззренческом заблуждении нашего уважаемого Президента, а в последней принятой Конституции, которая упразднила нашу славянскую идеологию. Народу надо менять Конституцию, т.к. Президент является её гарантом.
С уважением и признательностью, Татьяна Котенко
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить