Иринарховские чтения-19

В Борисоглебсве прошли ХIХ Иринарховские чтения.

22-23 февраля 2019 г. в посёлке Борисоглебский Ярославской области состоялись 19-е Всероссийские Иринарховские чтения. Организаторами чтений являются Борисо-Глебский на Устье мужской монастырь, где подвизался преподобный Иринарх Затворник, Союз писателей России, Борисоглебское отделение Фонда славянской письменности и культуры, Переславская епархия, администрация Борисоглебского муниципального района. Тема нынешних чтений - «Святость и патриотизм», а их девизом стали слова «Не хранящий честь и славу своего земного Отечества подобен Хаму». В форуме приняли участие ученые (историки, филологи, философы), писатели, духовенство, учителя, преподаватели высших школ, искусствоведы, реставраторы, военные... Среди выступавших были 9 докторов наук, 12 кандидатов наук, 16 членов Союза писателей России, из которых четыре секретаря Союза, научные сотрудники ряда музеев. О высоком научном уровне Чтений свидетельствует участие в них ученых из МГУ, ЯГУ, ЯДС, ЯГПУ, МГПУ, Литературного института, ИЭА РАН, ИЭ РАН, МГОУ, Академии ФСБ, Академии Ильи Глазунова...


Мне довелось уже в третий раз участвовать в них, предлагаю свой доклад на этих чтениях.
Патриотизм и святость
Есть два национальных проекта в истории строительства государства Российского – Великая Россия и Святая Русь.
Мы вправе спросить себя, оглядываясь на историю: кто более был строителем нашей родины – герои или святые?
Для спасения души, конечно, достаточно Евангелия, что нам показывает опыт жизни монахов-отшельников. Но они спасались не вопреки, а благодаря организованному земному бытию нации и государства. Сам окончательный свод канонических книг Библии принимался в IV веке, при спокойной жизни христианского государства. И далее, чтобы сохранить и передавать потомкам идеалы святости – опытом, традициями, образом жизни – необходимо сильное государство.
Сам Господь сошел на землю в определенный исторический момент, связанный с созданием сильных государств – Рима и Израиля.
Но Рим пал, Израиль исчез на века. А Церковь исчезнуть не может.
Если взглянуть на соотношение государства и Церкви, на их иерархию, то приходится признать, что отечество, нация, народ, государство, семья нам нужны, чтобы готовиться к вечности, научиться любви к ближнему. Всё это – средства! Как тело и душа: чтобы возлюбить Бога и ближнего, нужны земные средства, иначе как без них мы осуществим в жизни свою любовь? Ноги нужны, чтобы пойти к голодному и нагому, в больницу и в тюрьму, по слову Спасителя. Руки - чтобы приласкать ребенка, уши – чтобы слушать славословия Богу и т.п.
Но подобно тому, как, живя в теле, падший человек постоянно стремится уйти в жизнь материальную, игнорируя заботу о вечности, так и в патриотизме мы наблюдаем постоянный уклон в сторону Великой России при забвении идеалов Святой Руси.
Стоило Перу Великому задуматься о возвеличивании Российской державы, как тут же последовала отмена Патриаршества и ущемление монастырей.
Затем для славянофилов, горячо любящих Отчизну, народ стал выше Церкви, община, а не приход, стала единственный хранитель устоев. Природная стойкость народа выше веры. Земство заменило соборность. Царь – народный Царь, а не удерживающий.
Как только Великая имперская Россия перестала сознавать себя служительницей и хранительницей Святой Руси, так идеал Великой России (но без Бога) постепенно начал вытеснять идеал Святой Руси. Именно этот идеал стал основой не только антигосударственных движений, но и самых, заметим, благонамеренных. Этот идеал новой Великой России толкнул на службу большевикам много русских патриотов, уже прохладно относящихся к Церкви.
Но - в чем и парадокс - по мере того как Святая Русь всё более переставала быть стержнем императорской России, Великая Россия всё более слабела и, наконец, пала!
«Катастрофа русской государственности была катастрофой и для Русской Церкви. Уничтожение патриаршества Петром – началом разложения царства» (Карсавин). А в России всё экспериментируют: то Царь без Патриарха, то Патриарх без Церкви.
То же самое случилось и с советской империей. Социалистический патриотизм – это патриотизм Великой России, поэтому и продолжаться долго он не мог без крепчайшего фундамента – фундамента веры.
Коммунизм родился только с одной целью – чтобы умереть. В самом его рождении, как, впрочем, и всякого оторванного от вечности явления, заложено уже семя смерти. «Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его» (Пс. 126:1).
У коммунистов была своя вера: мы – не единая нация двух классов, а единый мировой пролетариат (всех стран, соединяйтесь!) – и противостоящие ему эксплуататоры. Маркс – разорвал отечество, призывая к гражданской войне. Кулаки в советской России должны быть уничтожены именно как класс. Это привело к раздору и гражданской войне. Каждый считал СВОИМ отечество. Классы объединяет идея, нацию – высшая, религиозная идея. У классов общность внешнего интереса, у нации – внутреннего, духовного.
Но вся история Советского Союза – это постепенное возвращение Домой, к единству нации, к истокам и традициям жизни народа, а они оставались христианскими. «Большевизм спасал и русскую государственность, русскую национальность, и высокую цель народного бытия», - писал Л.Карсавин.
Сегодня вновь возрождают патриотизм Великой России, но она уже не та. Она живет в четкой, конкретной и определенной идеологии – либеральной. А при либеральной идеологии непременный ее сегмент, элемент, составляющая – это признание за норму безнравственности. Темная сторона при демократии получает свое обоснование, она – преобладающая. Поэтому эта антихристианская, антинародная, антитрадиционная сила стремится закрепиться в государстве в том числе и посредством патриотизма. Если ты патриот, ты должен выступать за свободную, демократическую, либеральную страну. Всех ярче мы это наблюдаем на Украине: «Кто не прыгает – тот москаль». Если ты не выступаешь за западные ценности, отмену виз, вступление в НАТО – ты не патриот.
При таком «патриотизме» действительно станет великим… князь мира сего. Чем лучше будем жить, тем активнее темная сторона жизни будет требовать своих прав. Не успеем оглянуться, как построим великую державу – только не Дом Пресвятой Богородицы, как строили наши мудрые предки, а Дворец Сатаны.
Злую шутку может сыграть с нами такой патриотизм в либеральной упаковке. И снова, в который уже раз мы удивленно воскликнем: «Мы ведь хотели как лучше, почему же получилось как всегда?» Потому и получилось, что забыли иерархию ценностей: сначала Святая Русь, а затем и потому – Великая Россия. И никак не наоборот. Вера не живет по остаточному принципу.
Поэтому восстановлению подлежит не Великая Россия, не реставрация империи, а православной церковной Руси. «Создать государство нельзя иначе, как приспособляя его план к задачам веков» (Л.Тихомиров).
Святость  - более широкое понятие, а патриотизм – часть его. Святость – цель, патриотизм – лишь средство. Приезжайте в США, Германию, Чечню, Испанию и поговорите о патриотизме – и вы встретите патриотов не слабее наших. Так что в России патриотизм должен рассматриваться как способ сохранения христианского (истинного) мировосприятия в наши невиданные времена стирания граней между добром и злом. Тогда он действительно нужен, обоснован и приемлем. Иначе благими намерениями мы вымостим дорогу не туда…
Н.Лобастов

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить