Св. преподобномученица Елизавета Федоровна

Музыкально-поэтическая композиция "Великая княгиня святая преподобномученица Елизавета Федоровна".


В спектакле использованы стихи лысковского поэта В.П. Овчинникова.

Голос за сценой: Ее величество английская принцесса, дочь Великого герцога Гессен - Дармштадтского Людвига IY и принцессы Алисы Элизабет! Карету принцессе!
(Выходят на сцену по одному)
1 чтец: Старая, добрая Англия. Вековые традиции: строгий порядок в доме. Одежда, еда – все самое простое.    
2 чтец: Во всем отрицая излишество,    
Проста, изящна, чиста…    
Принцесса, Ее величество,
По-христиански скромна.
В дворце убирала комнаты,    
Сама топила камин,
Букеты цветов в приюты
Она носила больным.    
3 чтец: Много женихов сваталось к богатой и прекрасной принцессе. Но все они получали отказ. В 20 лет она стала невестой русского князя Сергея Александровича, пятого сына Императора Александра.  
4 чтец: Великая Княгиня Елизавета была ослепительно красива. В те времена говорили, что в   Европе есть только две красавицы, и обе Елизаветы: Елизавета Австрийская и Елизавета Федоровна. Великий князь Константин Романов посвятил ей стихотворение:
5 чтец: Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно:
Ты так невыразимо хороша!
О верно, под такой наружностью прекрасной
Такая же прекрасная душа!
Какой - то кротости и грусти сокровенной
В очах твоих таится глубина;
Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна;
Как женщина, стыдлива и нежна.
Пусть на земле ничто средь зол и скорби многой
Твою не запятнают чистоту.
И всякий, увидав тебя, прославит Бога,
Создавшего такую красоту!
6 чтец: Приехав в Россию, английская принцесса полюбила Москву, с ее старинными храмами, монастырями, патриархальным бытом. Муж ее был глубоко религиозным человеком, строго соблюдал посты, ездил в монастыри, посещал богослужения.
  ПЕНИЕ Благослови, душе моя, Господа…
6 чтец: Удивительное чувство испытывала Елизавета Федоровна в православных храмах - таинственное и благодатное, так непохожее на то, что чувствовала она у протестантов. Она видела радостное состояние мужа после Причастия, и ей хотелось разделить эту радость.
 1 чтец: Император поручил Сергею Александровичу съездить в Иерусалим на освящение храма святой Марии Магдалины, построенного в честь их матери. Елизавета Фёдоровна молилась о том, чтобы там, у Гроба Господня, Спаситель Сам открыл ей Свою волю, как ей быть: перейти в Православие или остаться протестанткой.
2 чтец: Храм Марии Магдалины до сего дня один из красивейших храмов Иерусалима. На   вершине Елеонской горы высилась огромная колокольня, прозванная «русской свечой».  Ахнув от этой красоты и благодати места, Великая Княгиня воскликнула: «Как бы я хотела быть похороненной здесь!» Тогда она не знала, что произнесла пророчество, которое сбудется.
5 чтец: После посещения Святой Земли Елизавета Федоровна твердо решила перейти в   Православие. Удерживало только одно - отец. Она пишет ему письмо:
(Елизавета Федоровна входит, садится за стол и пишет, проговария вслух): «А теперь, дорогой папа, я умоляю дать Ваше благословение. Я пришла к заключению, что только в Православии я могу найти настоящую и сильную веру в Бога. Это было бы грехом - принадлежать к протестантам, а молиться так, как и мой муж. Он такой добрый: он никогда не старался принудить меня, предоставив это моей совести. Как фальшиво, как лицемерно - оставаться так, притворяясь, что я протестантка, когда моя душа принадлежит Православию. Я так сильно желаю на Пасху причаститься Святых Тайн вместе с моим мужем!»


Елизавета Федоровна (сидит за столом и продолжает писать):
О, папа, дорогой, я умоляю!
Благослови меня на этот шаг.
Нет, я не притворяюсь - твердо знаю:
Быть протестанткой не хочу никак!
Пришлите телеграфом только строчку,
Что Вы согласны - больше ничего...»
5 чтец (стоит за спиной Лизаветы):
Последнюю в письме поставив точку,
С надеждою отправила его.
 Елизавета Федоровна:
О, мама, ты б меня благословила! (уходит).
5 чтец:  Но непреклонен протестант-отец.
Не согласился. Сердце Лизы ныло,
Но не погас в душе ее светец –
И то, к чему Княгиня так стремилась,
Свершилось! Новым светом озарилась
И стала православной наконец!

        ПЕНИЕ: “Под Твою милость…”    
3 чтец: Ее муж стал генерал-губернатором Москвы. Для супруги генерала это означало - бесконечные приёмы, концерты, балы... Надо было улыбаться гостям, танцевать, вести беседы. Но жители Москвы узнали другую супругу генерал-губернатора: она ходила по больницам для бедных, в богадельни, в приюты для беспризорников.
2 чтец: Она утешала и раздавала
Страждущим деньги, одежду, еду.
Княгиня радостью светлой сияла,
Словно в райском Господнем саду.
И с лаской надежду она подавала:
«Спаси вас Господь, я к вам снова приду...»
6 чтец: В 1903 г. состоялось торжественное прославление преподобного Серафима Саровского.

                        ПЕНИЕ “Ублажаем…”
6 чтец: «Какую немощь, какие болезни мы видели, но и какую веру! Казалось, мы живем во времена земной жизни Спасителя. И как они молились, как плакали - эти бедные матери  с больными детьми - и, слава Богу, многие исцелялись. Господь сподобил нас видеть, как немая девочка заговорила, но как молилась за нее мать!» (Мать немой девочки стёрла своим платком гроб с мощами преподобного, а потом лицо своей дочери, и та сразу заговорила).

СЦЕНКА (Под колокольный звон выходят, как будто идут после службы из церкви, и разговаривают):
1. Государь, ты слышала, бывал в Сарове.
Чудные творились там дела!
2. Я вечор узнала от свекрови:
И Княгиня тоже там была!
Вера души многих окрыляла,
От беды и немощи спасла -       
Исцелялись хворые, слепые,
Прозревали, славили Христа.
3. Начинали говорить немые.
Словом наполнялись их уста.
4. Мощи старца славные, святые
Помогали людям крепче стать.
Крепче вся становится Россия,
Радует Господня благодать!
5. Хорошо, да в мире много зла:
Недруги вредят, вредят России –
И свои не лучше, чем чужие,
И хотят спалить ее дотла,
Расшатать устои вековые.
1. Господи, спаси ее, спаси,
 Отведи напасти от Руси!
Голос за сценой: Началась Русско-Японская война.
Звучит в записи “Прощание славянки», постепенно затихая.        
Чтец 6:  Елизавета Федоровна немедленно занялась организацией помощи. Устроила мастерские в залах Кремлевского дворца: тысячи женщин трудились за швейными машинками. Здесь собирали тюки с продовольствием, обмундированием, медикаментами. Княгиня от себя добавляла Евангелия, иконки и молитвенники. Отправлялись на фронт походные церкви. На свои средства она сформировала несколько санитарных поездов.

Сценка.
1 солдат: Почтальон с посылкой! От кого?
Солдат-почтальон: От нее, Княгини Лизаветы (передает ящик)
2 солдат: Тяжелая… (вынимает из ящика) А в ней, гляди, того…
Тушенка есть, лекарство и конфеты.
А сколько перевязочных бинтов!
1 солдат: Как впору, друг. Моя гноится рана.
Мы обойдемся тут без фельдшеров –
Лекарство-то добротно, без изъяна.
И к утру снова буду я здоров.
2 солдат: На самом дне нательное белье.
И чистое, как будто бы моя жена стирала.
Княгиня-матушка, таких людей на свете мало!
1 солдат: Ах, батюшки, да тут гляди, еще икона
Сияет, словно солнце.
Княгиня-то, как мать, о нас печется.
О, Господи, не позабудь ее!
Почтальон (ворчит): Оно, конечно, Господом зачтется.
Вот кабы все любили нас, солдат.
Но господа и знать нас не хотят…
У них такое издавна ведется:
Послали нас с японцем воевать,
А сами в рестораны, шиковать!
2 солдат: Так надо же Россию защищать!
Тебе бы только бучу поднимать!
Молчи, «политик», и ступай-ка прочь!
И голову нам больше не морочь! (уходят).
Голос за сценой: Силы зла наступали все ближе, все теснее. Надвигалась революция…

СЦЕНКА (Выходят на сцену Княгиня и Князь).
Князь: Вот госпиталь устроила в Москве.
              Ты - луч мой негасимый, моя радость...
Княгиня: Представьте, это мне ничуть не в тягость,
                 Довольна я работой своей,
               Но только на душе все тяжелей...
Князь: Да… Все рушится: теракты, забастовки,
             И митинги на всех углах гремят.
            Того гляди, возьмутся за винтовки
             И к смерти нас приговорят.
Княгиня: О, муж мой милый, берегись, прошу!  
                 В письме меня уже предупредили,
              Что зря я с мужем часто так хожу,
              Что к смерти уж тебя приговорили...
Князь: Не за себя, я за тебя страшусь...
Княгиня: Тебя я на минуту не оставлю.
А ежели погибнем - вместе пусть.
Я не боюсь ни смерти и не травли.
Врагов России опасаться нам ли?
Но зла им не желаю и не злюсь...
Злом не уменьшить в нашей жизни зло,
Лишь от любви становится светло,
И лишь смирение приносит счастье...
Князь: Была бы только воля и согласье.
            Об этом завтра буду говорить
             На совещании, где приму участье.
Княгиня: И мне позвольте рядом с Вами быть,
               Я заслоню Вас от любой напасти...
Князь: (смеясь) Сударыня, ну как Вас не любить!
           Да нам о смерти думать еще рано.
           Моя отставка - верная охрана.
           Уж я не градоначальник - что мне мстить?
Княгиня: Что ж, я согласна одного пустить,
                  Но сердце продолжает ныть и ныть…
Голос за сценой: 18 февраля 1905 года Сергей Александрович был убит бомбой, брошенной террористом Иваном Каляевым. Когда Елизавета Федоровна прибыла к месту взрыва, там уже собралась толпа. Кто-то попытался помешать ей подойти к останкам супруга, но она своими руками собрала на носилки разбросанные взрывом останки тела мужа.
На третий день после гибели мужа Елизавета Федоровна поехала в тюрьму к убийце.

СЦЕНКА. (Каляева приводят, он садится. Входит Елизавета Федоровна).
Е.Ф. - Каляев, здравствуйте, я вам хочу сказать...
           Ответьте, не страшились вы убийцей стать?
Каляев: - Я... я не хотел Вас убивать,
             Когда Вы рядом были с Князем.
Е.Ф -    Вы, Каляев, я хочу сказать...
А меня Вы не убили разве?
Ведь жена и муж - это одно,
Неужели понять Вам не дано?
Поняли? Тогда покайтесь.
Пред иконкой, вот сейчас, покайтесь...
Каляев. - Я не стыдился, не стыжусь за месть.
Да, бомбу я метнул. Такую честь
Оказывают в жизни только раз
Защитнику рабочих масс!
(Княгиня дает ему Евангелие)
А, Евангелие? Ну что ж, оставляйте...
Прочту, быть может, две главы.
Нет, не заблудший я, Вы не правы!
Я не один такой, нас тысячи, как я!
Взойдет, я верю, счастья заря!
Е.Ф -    А слезы погибающих, всех невиновных?
Они для вас, Каляев, что, вода?
Каляев. - Страданья будут, безусловно.
Погибнет кто-то - это не беда...
Зато другие будут жить прекрасно!
Так неужели, княгиня, вам не ясно?!
Е.Ф -    Не заблуждайтесь, юноша, не заблуждайтесь,
И злом всех осчастливить не пытайтесь.    ,
Каляев. - Пусть все погибнем мы!
А впрочем я устал, прощайте...
Е.Ф - Мне жаль, Каляев, что вы горд и глух.
Но может быть, в последнюю минуту
Мои слова и ваш впитает слух –
И Вы раскаетесь - я верю в это чудо.
Прощайте, я верить в это буду…



Голос за сценой: После этого она просила Императора о помиловании Каляева, но прошение было отклонено.
6 чтец: Погребли Князя в маленькой церкви Чудова монастыря. Сорок дней каждый день служились панихиды, и княгиня присутствовала на каждой. Часто приходила еще и ночью, молясь о муже. На месте убийства был поставлен крест, сделанный по проекту Васнецова. На нем было написано: «Отче, прости им, не ведят бо, что творят»
1 чтец: - Елизавета Фёдоровна не снимала траур. Много молилась, строго постилась. Ей спальня стала напоминать монашескую келью: роскошную мебель продали. Ни на каких светских приемах она больше не появлялась.
3 чтец: На Большой Ордынке в Москве на все свои средства она приобрела усадьбу и решила устроить обитель милосердия. Церковь, трапезная, больница, воскресная школа, библиотека, приют для беспризорных девочек. Она хотела возродить монашескую жизнь, как в первые века христианства.
Голос за сценой: 10 февраля  1909 г. Великая Княгиня сняла траурное платье, облачилась в одеяние крестовой сестры любви и милосердия и, собрав 17 сестер обители, сказала: «Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир - в мир бедных и страждущих».

СЦЕНКА. (На скамейке сидят сестры милосердия, вышивают. Подходит к ним девица):
Девица. Здравствуйте. Здесь берут к Матушке в сестры милосердия?
1 сестра. Здесь. Но только не берут. А отдают. Сердце свое. Это такая радость!
Девица. Как это? Чем вы занимаетесь?
2 сестра. - Встаём в 6 утра. После утренних молитв нам Матушка дает послушания. Мне вот сегодня убираться в больнице.
Девица. Разве это радостно?
2 сестра. Когда полчаса назад от нас уходила женщина, ей сделали операцию, бесплатно! От неё отказались врачи. Она бедная. Уходит, а сама плачет, хватается за платье Великой Матушки, и уходить не хочет... Радость, конечно, радость!
3 сестра. Матушка вчера обход больных закончила в час ночи!
4 сестра. Когда же она спит?
3 сестра. Да, спит она часа три. (шёпотом) По секрету скажу вам, я недавно в полночь зашла в ее келью - подлить масла в лампадку, а Матушка только молиться закончила, готовится ко сну. Спит она на деревянных досках, без матраса! А под одеждой у нее - вериги!
1 сестра. Да ты что!
3 сестра. Да, я сама видела. Ой, нагрешила, выдала тайну. Надо на исповедь.
2 сестра. Работает она больше нас. Слышали, что было на той неделе?
Все. Нет!
2 сестра. К Матушке подошла сестра с просьбой послать кого-нибудь из сестер перебирать картошку. Никто не хочет помочь! А Княгиня, не сказав никому не слова, пошла сама. Мы, как увидали нашу Матушку, картошку она одна перебирает! Ой, стыдно нам было! Все прибежали ей помогать!
4 сестра. И когда она только все успевает? Сегодня она была в бесплатной столовой, книги принимала в библиотеке, готовит к Рождеству большую елку для бедных детей...
3 сестра. Слышали, завтра едет на открытие дома для чахоточных женщин. Туда будут принимать больных туберкулезом легких, безнадежных, каких уже никакие больницы не берут.
Девица. Ой, как у вас трудно! Но интересно...
1 сестра. Шить умеешь?
Девица. Да!
1 сестра. Матушка наняла дешевые квартиры, закупила швейные машинки для безработных девушек, чтобы они могли шить на дому, как-то зарабатывать. Пойдем, попросишь у нее благословение!
Девица. Пойдемте!
(встают, уходят).

Голос за сценой: 1914 год. В обители уже 97 сестер.
                      ПЕНИЕ:  “Радуйся, Радосте наша…”
 2 чтец: Елизавета Федоровна создавала дома призрения для сирот, инвалидов, тяжелобольных, привозила подарки. Пищу употребляла весьма умеренно и строго соблюдала посты; в полночь вставала на молитву, а потом обходила все палаты больницы, нередко до рассвета оставаясь у постели тяжелобольного.
4 чтец: Особое внимание Княгиня уделяла главному прибежищу бедных, воров, каторжных - Хитрову рынку. Переходя от одного притона к другому, она вместе с келейницей Варварой собирала сирот. Все население Хитрова уважало ее, называя «Матушкой». Ее не пугали нечистота, брань, вид людей, потерявших человеческий облик. Елизавета Федоровна говорила: «Нет плохих людей на свете, а есть больные души, подверженные греху».

СЦЕНКА (Входят две сестры, разговаривают, садятся на скамейку).
- Опять нас полиция останавливала. Предупреждают, что не могут гарантировать безопасность на Хитровом.
 - Хорошо им Матушка ответила: «Наша жизнь не в ваших руках, а в Божьих.» У тебя остались талоны на бесплатное питание?
 - Нет, все раздала... И одежду, что сестры сшили, всю раздала нищим. Какая все-таки здесь грязь, как они скверно ругаются!
 - А матушка не  боится: Сама за руки отвела двух беспризорных девочек – грязнушек. «Подобие Божие,- говорит, - может быть затемнёно, но оно никогда не может быть уничтожено.»
 - А когда мы крестики дарили, слышала, как одна несчастная, падшая женщина, оборванная такая, даже нательного крестика на себе не имела, разрыдалась: «Я недостойна надеть крест...»
 - Я не раз слышала, как плачут эти несчастные: «Мы же не люди, как же вы к нам ходите! »
 - Хорошо, что теперь и для юношей Матушка нашла занятие. Организовала артель посыльных.
 - В народе с любовью отзываются о их работе...
 - Да, а ты не слышала, что произошло в приюте на Малоросейке?
 - Нет.
 - Ой, слушай, что было! Матушка должна была привезти подарки в приют для маленьких девочек-сирот. Девочкам сказали: приедет благотворительница, нужно поздороваться и поцеловать ручки. Княгиня приехала, ее встретили малютки, все в белых платьицах. Дружно поздоровались и что ты думаешь? Все протянули свои ручки со словами: «Целуйте ручки!» Воспитательницы ужаснулись: что будет! А Матушка слёз не сдержала, да взяла и подошла к каждой девочке и всем поцеловала ручки. Плакали все.
 - Господи, помилуй нас за многословие! Пойдем, ждут ведь!

Голос за сценой: Началась Первая мировая война. Дел у обители прибавилось. Сестры работали в лазаретах. Первое время Елизавета Федоровна даже навещала пленных немцев, но клевета о шпионаже заставила ее отказаться от этого.
4 чтец: После Февральской революции к обители подошла толпа с винтовками. Княгиня вышла - ей объявили, что приехали арестовать ее как немецкую шпионку, хранящую в монастыре оружие. Княгиня собрала всех сестер, попросила священника отслужить молебен. Обратившись к революционерам, пригласила их войти в церковь, оставив оружие у входа. Они нехотя сняли винтовки и пошли в храм. Весь молебен Княгиня простояла на коленях. После молебна пошли по обители искать оружие. Конечно, ничего не нашли. Ушли ни с чем.

СЦЕНКА (Все в испуге обступают тесно Матушку. Она в центре)
 - Матушка, почему они нас не тронули?
- Очевидно, мы недостойны еще мученического венца.
 - Матушка, но они, как звери! Как они могут!?
 - Не говори так, грех. Народ - дитя, он неповинен в происходящем... Он введен в заблуждение врагами России. Эта трагедия России послужит к ее нравственному очищению и приблизит к Богу.    
 - Матушка, вам лучше уехать из России! Вчера приезжал шведский министр, он готов помочь вам уехать за границу.
 - Нет. Я должна разделить судьбу страны, которую считаю своей новой родиной. Да и как я вас оставлю, мои сестры во Христе?
- И посол Германии Мирбах добился согласия властей на Ваш выезд в Германию!
 - Уезжайте, они Вас погубят!
- Нет и нет! Я никому ничего дурного не сделала! Буди на все воля Господня!
                                       ПЕСНЯ
1 чтец. Предатели, рожденные рабами!
Свобода лживая не даст покоя вам,
Зальете вы страну кровавыми ручьями,
И пламя побежит по вашим городам.
Не будет мира вам в блудилище разврата,
Не будет клеветы и зависти конца,
Восстанет буйный брат на страждущего брата,
И меч поднимет сын на старого отца.
Пройдут века, но подлости народной
С страниц истории не вычеркнут года, -
Отказ Царя, прямой и благородный,
Пощечиной вам будет навсегда!
3 чтец: Отречение Императора Николая II от престола явилось большим ударом для Елизаветы Фёдоровны. Она видела, в какую пропасть летела Россия, и горько плакала о русском народе, о дорогой ей царской семье. Из письма дочери Царя Ольги:
4 чтец. «Отец просит передать всем тем, кто ему остался предан, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, и чтобы не мстили за себя, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильнее, но что не зло победит, а только любовь...»
      ПЕНИЕ “Боже, отдай нам Царя” (Жанны Бичевской)
2 чтец: Первое время после переворота Марфо-Мариинскую обитель не трогали. Но ни Княгиня, ни сестры старались не выходить на улицы. Службы стали еще длиннее. Из письма Княгини:
5 чтец. «Я испытываю такую глубокую жалость к России и ее детям, которые в настоящее время не ведают, что творят. Разве это не больной ребенок, которого мы любим во сто крат больше во время болезни, чем когда он весел и здоров? Хотелось бы понести его страдания, научить его терпению, помочь ему Святая Русь не может погибнуть, Православную Церковь не одолеют врата ада! Но Великой России, увы, больше нет».
                    ПЕНИЕ. Блаженны нищие духом... (по две строчки)
4 чтец: Сначала арестовали несколько сестер. Елизавету Фёдоровну арестовали на третий день Пасхи 1918 года, и немедленно вывезли из Москвы. Подъехала машина с красноармейцами. Дали на сборы полчаса. Настоятельница успела лишь собрать сестер и дать им последнее благословение. Одна из сестер вспоминает:
2 чтец: «И повезли ее. Сестры бежали за ней, сколько могли. Кто падал прямо на дороге... Когда я пришла к обедне, то услышала, что диакон читает ектенью и не может, плачет... И повезли ее в Екатеринбург, а с нею Варвара. Не разлучились. Потом письмо нам послала, батюшке и каждой сестре. Сто пять записочек было вложено, и каждой по ее характеру. Она всех сестер, как своих детей, знала...»
                               Пение Блаженны...
Чтец 6: Патриарх пытался добиться у власти освобождения Княгини - всё напрасно. Все члены Царского дома были обречены. По пути в Пермь Княгиня написала письмо одной из сестер: «Вы  мне становитесь каждую минуту дороже. Как вас утешить, мои деточки, как укрепить? Помните, мои родные, все, что я вам говорила. И скажите, как Иоанн Златоуст: «Слава Богу за все». Ради Бога, не падайте духом. Божия Матерь знает, отчего Ее Небесный Сын послал нам это испытание. Господь решил, что нам пора нести Его Крест. Постараемся быть достойными этой радости. Ваша Матушка»
5 чтец:
Блажен, кто в дни борьбы мятежной,
В дни общей мерзости людской,
Остался с чистой, белоснежной,
Неопороченной душой.
Блажен, кто в годы преступлений,
Храня священный идеал,
От повседневных искушений
Умом и сердцем устоял.
Блажен, кто, вписывая повесть
В скрижали четкие веков,
Сберег, как девственница, совесть
И веру дедов-стариков.
Блажен, кто Родину не предал,
Кто на Царя не восставал,
Кто чашу мук и слез изведал,
Но малодушно не роптал.
                                Блаженны...
4 чтец: В Алапаевск были доставлены Великий князь Сергей Михайлович и остальные родственники Царя. Сестер Елизаветы Фёдоровны отправили в Екатеринбург и там отпустили на свободу. Келейница Княгини Варвара наотрез отказалась покидать Княгиню. Ее стали пугать пытками и мучениями. Варвара отвечала, что готова дать подписку своей кровью, что желает разделить судьбу Великой Княгини. Последние месяцы жизни Великая Княгиня и Варвара провели в заключении в школе на окраине г. Алапаевска.
5 чтец: Поэт Сергей Бехтеев, чьи стихи мы читаем, в октябре 17-го послал в Тобольск Ее Императорским Величествам великим Княжнам Ольге и Татьяне стихотворение:
2 чтец:
Пошли нам, Господи, терпение
В годину бурных, мрачных дней
Сносить народное гонение
И пытки наших палачей.
Дай крепость нам, о Боже правый,
Злодейство ближнего прощать,
И Крест тяжелый и кровавый
С Твоею кротостью встречать.
И в дни мятежного волненья,
Когда ограбят нас враги,
Терпеть позор и оскорбленье,
Христос Спаситель, помоги.
Владыка мира, Бог вселенной,
Благослови молитвой нас.
И дай покой душе смиренной
В невыносимый страшный час.
И у преддверия могилы
Вдохни в уста Твоих рабов
Нечеловеческие силы –
Молиться кротко за врагов.

                    ПЕСНЯ «КОЛОКОЛ» (Бичевская)
Колокол грянул, и модные звуки,
Полные скорби, рыданий и муки,
Льются в кровавую даль.
В даль, где пылает Отчизна святая,
В даль, где под игом от края до края
Стонут нужда и печаль.
Слышь ли, Русь, эти вещие звоны,
Эти предсмертные русские стоны,
Вопли казнимых людей.
Стань, подымись величаво и грозно,
Сбрось с себя цепи, покуда не поздно,
И двери храмов открой.
Голос за сценой: 18 июля 1918 года узников ночью повезли за город, на заброшенный рудник. С площадной руганью, избивая мучеников прикладами винтовок, палачи стали бросать их в шахту. Первой столкнули Великую княгиню Елизавету. Она крестилась и громко молилась: «Господи, прости им, нe знают, что делают!». Затем чекисты стали бросать гранаты в шахту.
4 чтец: Елизавета Фёдоровна и князь Иоанн упали не на дно шахты, а на выступ, находящийся на глубине 15 метров. Сильно израненная, она оторвала от своего апостольника часть ткани и сделала перевязку князю Иоанну, чтобы облегчить его страдания. Рядом с ней нашли его тело с перевязанной головой. С переломами и ушибами, она и здесь пыталась облегчить страдания ближних. Крестьянин, случайно оказавшийся неподалеку от шахты, слышал, как в глубине шахты звучала Херувимская песнь - это пели мученики...
                                            ХЕРУВИМСКАЯ
6 чтец: ...Пальцы правой руки Княгини и инокини Варвары оказались сложенными для крестного знамения. Скончались они в страшных муках от жажды, голода и ран.
5 чтец: Одни с молитвами своими,
             С великой правдой на челе,
             Они ушли от нас святыми,
             Как жили с нами на земле.
1 чтец: Тела их достали. Но наступала Красная армия. Адмирал Колчак разрешил увезти тела. Атаман Семенов выделил для этого вагон, восемь гробов направились в Читу. Там они пробыли 5 месяцев. Красная Армия снова наступала, и останки новомучениц нужно было увозить из России. Вагон двигался медленно к китайской границе.
5 чтец: Жидкость, вытекавшая из гроба Великой Княгини, благоухала, и сопровождавшие собирали ее как святыню в бутылочку. Все тела разложились, кроме тел Великой Княгини и инокини Варвары.
3 чтец: Из Китая повезли в Иерусалим. Целый год тела были в пути. В Иерусалиме тела встретили Патриарх Дамиан и множество паломников. Когда открыли гроб столом Княгини, храм наполнился благоуханием.
2 чтец: В настоящее время их мощи почивают в храме равноапостольной Марии Магдалины у подножия  Елеонскую горы. В 1992 году Архиерейский собор Русской Православной Церкви причислил новомучеников России преподобномучениц Великую Княгиню Елизавету и инокиню Варвару к лику святых.
5 чтец:
 В годины кровавых смут и невзгод  -
Я верю в Россию! - я верю в народ!
Не тот народ, что ближним мстит,
Громит, кощунствует, хулит,
Сквернит святыни, нагло лжет,
Льет кровь, насилует и жжет.
Но тот народ - святой народ,    
Что крест безропотно несет,
В душе печаль свою таит,
Скорбит, страдает  и молчит.
Народ, которого уста
Взывают к милости Христа
И шепчут с крестного пути:
«Прости их, Господи, прости  “
Я верю, чти годы страданий пройдут,
Что люди своё окаянство поймут,
И буйную злобу и ненависть вновь
Замен священная наша любовь.
Я верю  -  из крови, из слез и  огня,
Мы встанем, былое безумье кляня,
И Русью Святой будет править, как встарь,
Помазанник Божий -  исконный наш Царь.
Я варю, что в блеске воскресных лучей
Заблещу кресты православных церквей.
И звон колокольный, как Божьи уста,
Вновь будет сзывать нас в обитель Христа.

ПЕСНЯ (В конце выходят по одному и уже не уходят со сцены, а выстраиваются в цепочку все участники. Поют хором заключительную песню)
Для славы со Христом мы были созданы,
Никак нас враг чудовищный не съест.
Кололи нас серпом, звездили звездами,
Но наше знамя есть и будет Крест.
ПРИПЕВ: Ведут нас ко Христу дороги узкие,
Мы знаем смерть, гонения и плен,
Мы русские, мы русские, мы русские ,
Мы все равно поднимемся с колен!
Мы русские, мы русские, мы русские,
Мы все равно поднимемся с колен!
2. Клялись Царю мы крестоцелованьем,
Предательство легло на русский род,
Рассеяны по миру мы изгнанием,
Как бывший богоизбранный народ.
ПРИПЕВ
3. На тела у России раны рваные,
Но свет Христов отчетлив впереди.
И если нападут на нас поганые,
Мы в бой пойдем с Крестами на груди.
ПРИПЕВ.

(На фото выступление студентов Лысковского агротехникума в Доме престарелых Варнавинского района Нижегородской области).

Автор сценария  - Н.А. Лобастов

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить