Чехов: только цитаты

Чехов - враг метафизики.


- «В электричестве и паре любви к человеку больше, чем в целомудрии» (Из письма А.С. Суворину. 27.03.1894).
 - «Вне материи нет ни опыта, ни знаний, значит, нет и истины» (Из письма А.С. Суворину. 07.05.1889).
- «Читаю Дарвина – какая роскошь. Я его ужасно люблю!» (Записная книжка Чехова).
- «Совесть, свобода, любовь, нравственность, – …всё это, что отличает человека от собаки, …добыто путем вековой борьбы с природою» (Из письма Суворину. 27.12.1889).
- «Русский мужик никогда не был религиозным... Это все декаденты нарочно придумали, чтобы публику морочить» (Серебров-Тихонов А. / А. П. Чехов в воспоминаниях современников. – М.: Художественная литература, 1986. – 735 с. С. 590).
 - «Бога нет, привидений не боимся, я лично даже смерти не боюсь» (Из письма Суворину. 25.11.1892).
- «В бессмертие души он, по-видимому, не верит. Чеховская чайка не стремится ввысь» (Ходасевич) (Русское зарубежье о Чехове: Критика, литературоведение, воспоминания: Антология. – М.: Дом Русского Зарубежья им. Александра Солженицына, 2010. - 304 с. С. 51).
 - «Чехов - непримиримый враг всякого рода философии. Ни одно из действующих лиц в его произведениях не философствует… Всем существом своим Чехов чувствовал страшную зависимость живого человека от явно бездушных законов природы» (Л.Шестов).
 - «Его свободомысленную религию, не нуждающуюся в метафизике, надо определить «христианством без Христа»» (А.Амфитеатров) (Русское зарубежье о Чехове. С. 105).
 - «Религиозное движение, о котором вы пишете, - само по себе, а вся современная культура - сама по себе, и ставить вторую в причинную зависимость от первой нельзя. Теперешняя культура - это начало работы во имя великого будущего, работы, которая будет продолжаться, быть может, еще десятки тысяч лет для того, чтобы хотя в далеком будущем человечество познало истину настоящего бога, т. е. не угадывало бы, не искало бы в Достоевском, а познало ясно, как познало, что дважды два есть четыре. Теперешняя культура - это начало работы, а религиозное движение, о котором мы говорили, есть пережиток, уже почти конец того, что отжило или отживает» (Письмо С.П. Дягилеву. 30.12.1902).
- «Смерть страшна, но еще страшнее было бы сознание, что будешь жить вечно и никогда не умрешь» (Чехов А.П. ПСС в 30 т. М.: Наука, 1974-1983. Соч.: В 18 т.; Письма: В 12 т. Т. 17. С. 67).
 - «Бога-то ведь все равно нет... Папаша ведь тоже в Бога не верует. И старшина тоже не верит в Бога, и дьячок тоже. А в церковь ходят, чтобы люди про них плохо не говорили» («В овраге»).
 - «Старик не верил в Бога… Бабка верила, но как-то тускло; едва она начинала думать о грехах, о смерти, о спасении души, как нужда и заботы перехватывали ее мысль. Молитв она не помнила и по вечерам шептала: «Казанской Божьей Матери, Смоленской Божьей Матери, Троеручицы…» Марья и Фекла крестились, говели, но ничего не понимали. Детей не учили молиться, не внушали никаких правил и только запрещали в пост есть скоромное. В прочих семья было почти то же: мало кто верил, мало кто понимал» («Мужики»).
- «Что касается до перепрыгивания через огонь во время Купалы, то скорее всего здесь видна идея очищения… Не имелась ли здесь в виду задняя мысль с гигиеническою или санитарною целью, под прикрытием религиозного обряда?» (Чехов А.П. ПСС в 30 т. Т. 16. С. 300).
 - «Мусульманин для спасения души копает колодезь. Хорошо, если бы каждый из нас оставлял после себя колодезь или что-нибудь вроде, чтобы жизнь не уходила в вечность бесследно» (Чехов А.П. ПСС в 30 т. Т. 17. С. 70).
- «Ушел в попы… – не хочет работать как следует, с утра до ночи, не разгибаясь» (Чехов А.П. ПСС в 30 т. Т. 17. С. 88).
- «Когда Чехов узнал, что в школе будут служить молебен, он наотрез отказался присутствовать на торжестве» (Серебров-Тихонов А. / А. П. Чехов в воспоминаниях современников. – М.: Художественная литература, 1986. – 735 с. С. 593).
 - «Веровать в Бога нетрудно. В него веровали и инквизиторы, и Бирон, и Аракчеев. Нет, вы в человека уверуйте! Эта вера доступна немногим» («Рассказ старшего садовника»).
- «Идеальная порода людей», «улучшение человеческой породы» (Чехов. «Дуэль»).
- «Вопрос – делать добро или зло – каждый решает сам за себя, не дожидаясь, когда человечество подойдет к решению этого вопроса путем постепенного развития» (Чехов). А пока - «Никто ничего не знает!» («Огни»).
- «Пора уже сознаться, что на этом свете ничего не разберешь, как когда-то сознавался Вольтер» (Образ Чехова и чеховской России в современном мире. Сборник статей. – Санкт-Петербург, ИД «Петрополис», 2010. – 327 с. С. 20).
- «Норма мне неизвестна, как неизвестная никому» (Из письма Чехова Плещееву).
- «У героев Чехова… в душе нет отчетливого сознания добра и зла» (Булгаков С.Н. Интеллигенция и религия. СПб.: Сатисъ, 2010. – 304 с. – (Серия «Библиотека христианской мысли. Исследования»). С. 139).
 - «Чеховские герои все боятся света…Какую нескрываемую брезгливость проявляют они к принятым идеям и мировоззрениям» (Л.Шестов. «Творчество из ничего»).
- «Нет выше блага, как свобода!» («Рассказ неизвестного человека»).
- «Оттого, что мы повенчаемся, не станет лучше. Напротив, даже хуже. Мы потеряем свободу» («Дуэль»).
- «Когда любишь, то в своих рассуждениях об этой любви нужно исходить… от более важного, чем грех или добродетель…» («О любви»).
 - «Любовь юная, прелестная, поэтическая, уносящая в мир грез, - на земле только она одна может дать счастье!… Какой же смысл бежать от нее?» («Чайка»).
 - «Верность фальшива. Изменить старому мужу, которого терпеть не можешь, - это безнравственно; стараться же заглушить в себе бедную молодость и живое чувство – это не безнравственно» («Дядя Ваня»).
 - «Человек не хозяин своим чувствам» («Иванов»).
- «Когда старший брат Чехова, сойдясь с женщиной без благословения Церкви, всячески заискивал перед богомольным отцом, Чехов почувствовал рабье самоуничижение: «Извини, братец, - писал он в 1883 г. – Какое дело тебе до того, как глядит на твое сожительство тот или другой раскольник? Пусть себе смотрит, как хочет… Ты знаешь, что ты прав, ну и стой на своем… В протесте-то и вся соль жизни… А я бы на твоем месте, будь я семейный, никому бы не позволил» и т.д.» (Чуковский К.И. О Чехове: Человек и мастер. – 4-е изд. – М.: Русский путь, 2008. – 208 с. С. 58-59).
 - «Совесть наша чиста. Мы не венчаны, но брак наш вполне законен» («Соседи»).
- «Для меня теперь нет более тяжелого зрелища, как счастливое семейство, сидящее вокруг стола и пьющее чай… Счастья нет и не должно его быть» («Крыжовник»). «Человек должен трудиться, …и в этом одном заключается смысл и цель его жизни, его счастье…» («Три сестры»). «Если мы не увидим счастья, то что за беда? Его увидят другие!» («Вишневый сад»). Мы живем для будущей счастливой жизни – «и в этом одном цель нашего бытия и, если хотите, счастье… Счастья нет, не должно быть и не будет для нас… Мы должны только работать и работать, счастье – удел наших далеких потомков» («Три сестры»).
 - «После нас будут летать на воздушных шарах, изменятся пиджаки, откроют шестое чувство» («Три сестры»).
 - «В городе сто тысяч жителей и ни одного подвижника, ни одного ученого, ни одного художника, ни мало-мальски заметного человека... Только едят, пьют, спят, потом умирают…и, чтобы не отупеть от скуки, разнообразят жизнь свою гадкой сплетней, водкой, картами, сутяжничеством, и жены обманывают мужей, а мужья делают вид, что ничего не видят… Настоящее противно, но зато когда я думаю о будущем, то так хорошо! …Я вижу свободу, я вижу, как дети мои становятся свободны от праздности, от квасу, от гуся с капустой, от сна после обеда, от подлого тунеядства» («Три сестры»).
- «Сила и спасение народа в его интеллигенции» (Чехов А.П. ПСС в 30 т. Т. 17. С. 56).
 - «Чехов верил в то, что грядущая, истинная культура облагородит человечество» (Куприн А.И. / А.П. Чехов в воспоминаниях современников. С. 509).
 - «Вам не победить окружающей вас темной массы; …но все же вы не исчезнете, не останетесь без влияния; таких, как вы, после вас явится уже шесть, потом двенадцать и так далее, пока наконец такие, как вы, не станут большинством. Через двести, триста лет жизнь на земле будет невообразимо прекрасной, изумительной… Счастья нет, не должно быть и не будет для нас… Мы должны только работать и работать, а счастье – удел наших далеких потомков» («Три сестры»).
 - «Мы отдохнем! Мы увидим ангелов, мы увидим все небо в алмазах» («Дядя Ваня»).
 - «Враг метафизики, Чехов был реалист чистейшей воды» (М.О. Меньшиков) (Антон Чехов и его критик М. Меньшиков. Переписка. Дневники. Воспоминания. Статьи. – М.: Русский путь, 2005. – Российская академия наук. Институт мировой литературы им. А. М. Горького. – 480 с. С. 225).
- «Чехов был материалистом, всю свою жизнь оставался трезвым шестидесятником, верил только в разум и в науку. Его вдохновляет идея прогресса, технического усовершенствования. Он мечтает о том, что культура сделает людей счастливыми, что когда-то жизнь станет «изящной и удобной». Какой возвышенный идеал – «удобная жизнь»!» (К.Мочульский) (Русское зарубежье о Чехове. С. 38).
- «Чехов свой у либералов» (Алексей Ремизов).
 - «Отсутствие определенного миросозерцания, определенных требований и взглядов» (Энциклопедический словарь Ф.Павленкова, 1913).
 - «От противников позитивизма он требовал, чтобы они указали ему бесплотного бога в небе так, чтоб его увидели, и в середине 90-х годов он с радостной надеждой предсказывал новое увлечение русского общества естественными науками. Как верный ученик Базарова, он называл 60-е гг. святым временем и утверждал, что мыслящие люди могут искать истину только там, где пригодны их микроскопы... Строго позитивные методы своей медицинской школы он вносил и в первую стадию своего литературного творчества. Анатомия, физиология, микроскопия жизни - вот неизбежное преддверие и первые приступы чеховских вдохновений… Чехов с особенным наслаждением восхищался Мопассаном, Флобером и Толстым… К литературным теориям Зола он был подготовлен своим первым учителем Дарвином» (Л.Гроссман, 1914).
 - «Быт без бытия» (З. Гиппиус).
 - «Бесцельное копание в собственной душе» (Мережковский Д.С.).
- «От чеховщины меня тошнит» (Ходасевич В.Ф.).
- «Ложь, карикатура на жизнь, потому вообще нельзя ставить пьесы Чехова с их самооплеванием русской жизни, нужно показывать красоту, добро, истину» (Фидель) (Образ Чехова и чеховской России в современном мире. Сборник статей. – Санкт-Петербург, ИД «Петрополис», 2010. – 327 с. С. 41).
- «Чехов – писатель глубоко аморальный; он живет по ту сторону добра и зла» (Русанов Н.С. 1902).
- «Бесчеловечный писатель, которому все едино, что человек, что тень, что колокольчик, что самоубийца» (Михайловский).
- «Чехов только одно и делал: убивал человеческие надежды. На обыкновенном языке это называется преступлением и подлежит суровейшей каре. Но как казнить талантливого человека?» (Лев Шестов. Творчество из ничего // А. П. Чехов: pro et contra / Сост., общая редакция И. Н. Сухих. СПб.: РХГИ, 2002. - (Русский путь).).
- «С Чеховым совершилось исчезновение божества из русской литературы? Очень похоже на то. Не случайно Чехов имеет такое распространение на Западе, где с потерей Божества уже свыклись» (Г.Адамович) (Русское зарубежье о Чехове: Критика, литературоведение, воспоминания: Антология. – М.: Дом Русского Зарубежья им. Александра Солженицына, 2010. - 304 с. С. 67).

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить