Литература. Жизнь. Вечность

Сегодня наше образование является заложником мировоззренческого выбора последних 30 лет. Суть его – либеральная толерантность, предполагающая личный выбор в вопросах добра и зла. Этот принцип отсутствия всякой идеологии мы в смутные годы перестройки закрепили в Конституции. Но отсутствие идеологии – это тоже идеология. Нам посоветовали наши «партнеры» убрать пункт о высоких и высших смыслах, чтобы внедрять свою собственную идеологию либерализма, основанную на игнорировании высшей и конечной цели бытия.  

 Современная школа строит свои программы на принципах независимости культуры от нравственности. Как выразился бывший министр культуры Швыдкой, «культура никогда ни в чем не виновата». Это вступает в полное противоречие с традиционным взглядом на духовность, культуру, искусство, образование. Сегодня принципы образования – эстетизм, самореализация, успешность, толерантность, доминирование формы над содержанием… Школа нацелена на воспитание специалистов высоких технологий и потребителей плодов этих технологий. Она не решается ставить сверхзадачу, не способна вернуть смыслы, игнорирует иерархию ценностей.

Школа выполняет заказ технологического, безыдейного, потребительского общества. Она отделила образование от воспитания, а воспитание от абсолютных нравственных ценностей.

Но «нет добродетели, если нет бессмертия», - упорно твердил Ф.М. Достоевский. «Наука в развращенном человеке есть лютое оружие делать зло» (1), - отмечал еще Д.И. Фонвизин.

И.А. Ильин предупреждал: «Образование без воспитания есть дело ложное. Оно создает чаще всего людей полуобразованных, сомнительных и заносчивых, тщеславных спорщиков, беззастенчивых карьеристов: ...оно развязывает и поощряет в человеке «волка»» (2).

Митрополит Климент делает вывод: «Сегодня молодой человек оценивает себя не как богоподобную личность, а как вещь, и готовится к тому, чтобы продавать себя как товар... Человек стремится казаться кем-то, а не быть самим собой» (3).

Когда высшая цель утеряна, сам человек становится инструментом. И школа делает все для того, чтобы дать хороший инструмент, умалчивая о цели. О мире в душе, о счастье, о нравственной чистоте, о душевной удовлетворенности, о благочестии и святости речь не идет.

«Цель воспитания - находить во всем высший смысл, - писал И.А. Ильин. - Надо воспитать в его душе будущего победителя, перед которым были бы бессильны все соблазны и искушения» (4).

Необходимо вернуть воспитанию высшую цель - созидание добродетельного гражданина отечества, крепкого семьянина, честного и добросовестного работника и патриота своего отечества. Это всё возможно только при воспитании положительных и вечных добродетелей, на которых строится жизнь личности.

Современное свободное общество дает возможность вернуться к истокам, к традициям, к религиозному подходу в воспитании, необходимо лишь соединить волю организаторов, накопленные знания специалистов в области традиционной нравственности и отеческое отношение патриотически настроенных радетелей.

Литература в школьной программе – самый ответственный за воспитание нравственности предмет. Лучшие образцы великой русской классики всегда были обращены к теме вечности.

Душа грустит о Небесах,

Она нездешних нив жилица,

- выразил это ощущение любимый народный поэт.

Мы не можем допустить, чтобы школа пошла по пути чистого эстетства, игнорируя главное назначение литературы – стремление к вечным идеалам.

Даже предлагая читателям отрицательные примеры поведения, русские писатели стремились вернуть соотечественников к вечным и неизменным добродетелям. Но, к великому сожалению, подавляющее большинство классических произведений литературы не дают положительных героев, а показывают лишь то, как не надо поступать в жизни. Но «грязь грязью не смывается», как отмечал митрополит Филарет Дроздов. В отрицательных примерах нет положительного опыта. Без знакомства с высшей целью, с образцами святости и сутью добродетелей мы не сможем воспитать духовных победителей.

У преподавателя литературы подавляющее большинство материала - отрицательного, негативного. Этот перекос должен исправить сам учитель.

Н.В. Гоголь писал: «Поэзия наша не поучала общество, не выражала его… Разве только хлестнуть бичом сатиры, а не передавать его жизнь в образец потомству… Итак, поэзия наша не выразила нам нигде русского человека вполне, ни в том идеале, в каком он должен быть, ни в той действительности, в какой он ныне есть… Черты человека величавого носятся по всей Русской земле так сильно, что даже чужеземцы, заглянувшие вовнутрь России, ими поражаются… Недавно один из них, издавший свои записки, не мог скрыть изумленья своего при виде простых обитателей деревенских изб наших. Как пораженный, останавливался он перед нашими маститыми беловласыми старцами, сидящими у порогов изб своих, которые казались ему величавыми патриархами древних библейских времен. Не один раз сознался он, что нигде в других землях Европы не представлялся ему образ человека в таком величии, близком к патриархально-библейскому» (5).

Показывая тупики жизни, преступно не показать выход из них. «Дьявол ищет темноты, и надо от него прятаться в свете». Говоря об отрицательном жизненном опыте, необходимо показывать и положительный. Не только страсти, заблуждения и ошибки, но, что самое главное, знакомить с добродетелями. Ведь если вы не показали их, значит, у учащихся может создаться впечатление, что их вообще не существует. И ответственность за это ложится на школу. Гоголь предупреждал нас: «Искусство есть водворенье в душу стройности и порядка, а не смущенья и расстройства… Искусство должно выставить нам на вид все доблестные народные качества и свойства, …чтобы каждый почувствовал их в себе самом и загорелся бы желаньем развить и возлелеять в себе самом то, что им заброшено и позабыто» (6).

Мы должны честно признать, что в произведениях писателей присутствует прежде всего не объективная картина жизни русского народа, а отношение писателей к Истине, их поиски и заблуждения. Художественная литература выражала не столько проблемы русского народа, сколько проблемы образованных слоев, отражала не самоощущение народа, а попытки самосознания культурного общества. Поэтому дворянскую литературу нельзя воспринимать как исторически-реалистическую, изображающую эпоху, ибо вне ее поля зрения оказались целые пласты русской жизни и истории: православные традиции, развитие мощной государственности, колонизация и цивилизация огромных суровых пространств, благотворительность и милосердие, целомудрие и воздержание. А главное, то преклонение перед Идеалом, которое заставляло русского человека воздерживаться, быть скромным, кротким, милостивым и целомудренным, стремиться к святости и воспитывать в этом ключе своих детей.  

Русская литература изображает внутреннюю судьбу автора, его место в истории и культуре своего народа. Внутренняя жизнь русского народа во многом осталась тайной для русской литературы. Этот пробел необходимо вернуть в преподавание словесности на современном этапе, взяв за эталон христианское понятие святости.  

Надо отдать должное, литература частично прикоснулась к религиозным основаниям национальной культуры, но сделала это весьма робко. Гениальные прозрения русской литературы – в беспрецедентном для европейской литературы прорыве к христианским истинам о Боге, человеке и мире. Основным же заблуждением русской литературы, обусловленным экзистенциальным статусом писателей, были недостаточное знание духовных корней народа, развоцерковление, отказ от идеалов святости, упование на прогресс и гуманизм. Поэтому прежде всего необходимо реабилитировать извечное стремление к святости как основу бытия русского народа на уроках словесности.

Необходимо также учесть, что литература, конечно, никогда не сможет заменить чистое слово Божественного откровения - Библию. Тем более заменить земной институт соединения с Богом - Церковь. «Уважайте класс писателей, - здраво рассуждал А.С. Пушкин, - но не допускайте же его овладеть вами совершенно» (7).

В иерархии ценностей русского народа Церковь и религия всегда стояли на первом месте. В религии Бог открывается человеку, в искусстве (в литературе, в частности) человек только ищет Бога. В религии - человек живет; в искусстве он «не создает нового бытия, он создает только его символы» (8). Преображают человека не краски, не звуки музыки или слово книги, преображает Божественная благодать, соработничество человека Богу. Книга только помогает определить свое место в этом пути соработничества. И литература в этой жизни - не открывает Истину, не дает ее человеку, а всего лишь отражает ее поиск. А открывает Истину, преображает человека только Сам Творец. В Церкви «больной» человек получает исцеление, в литературе - лишь рецепт в аптеку, да и то сам диагноз бывает так же часто неверен, как и в жизни у врача. Литература  - зеркало. Оно полезно, чтобы увидеть признаки болезни на своем лице и принять срочные меры. Но зеркало не назовешь лекарством.

Поэтому основной упор при разговоре на нравственные проблемы необходимо сделать на вечные добродетели, отражающие суть человека – образ Божий.

Литература никак не может быть оторвана от процесса формирования духовно-нравственной личности, она главный помощник в школьной программе в этом трудном для школы деле. Необходимо лишь верно определить ее место в иерархии, ее роль в поиске Истины, ее вспомогательные функции в воспитании добродетельного человека нашего общего бытия.

Советская педагогика - это искусство заставить ребенка делать то, что ему не хочется, но что нужно идеологизированному государству.

Либеральная педагогика - это искусство узнавать, что ребенку хочется делать, и дать ему все, чего хочет его испорченная грехом натура.  

Но истинная педагогика - это искусство заставить ребенка делать то, что ему не хочется, но что он должен делать, для чего он был изначально создан, что заложено в него Создателем, что одно может удовлетворить его духовную природу. А это неизменный образ Божий, жизнь по совести, стремление к святости, обретение красоты христианских добродетелей.

 

Список использованной литературы

  1. Святая  Русь. Большая Энциклопедия Русского Народа. Русская литература. Гл. редактор и составитель О.А. Платонов. - М.: Институт русской цивилизации, 2004. - 1104 с. С. 15.
  2. Ильин И.А. Путь к очевидности. - М.: Республика, 1993. С. 309.
  3. Климент, митр. Калужский и Боровский. Школа должна научить делать добро // ХIV Рожд. чт. С. 24.
  4. Ильин И.А. Путь к очевидности. - М.: Республика, 1993. С. 208.
  5. Гоголь Н.В. Духовная проза. Составление, вступительная статья и комментарии И.А. Виноградова, В.А. Воропаева. - М.: Отчий дом, 2001. – 568 с. С. 210-211.
  6. Гоголь Н.В. Собрание сочинений в 8 т. - М.: Правда, 1984. Т. 8. С. 293.
  7. Пушкин А.С. Полное собрание сочинений в 10 т. Издание 3-е. - М.: Наука, 1964. Т. 7. С. 301.
  8. Катасонов В.Н. Христианство. Наука. Культура. - М.: ПСТГУ, 2005. С. 19.

Комментарии  

0 #2 Guest 13.08.2019 15:12
Кто платит - тот и заказывает музыку. Всеобщее бесплатное образование финансирует государство, и оно имеет право требовать от системы образования производить тех людей, которые ему нужны, а нужны ему технократы: грамотные, ответственные и сообразительные исполнители инструкций.
Лучше бы наше государство буквально исполняло Конституцию и убрало бы из школы все предметы связанные с идеологией, а так же следило бы за отсутствием скрытой идеологической пропаганды в предметах с ней не связанных. Все бы понимали, государство даёт нашим детям профессию и спасибо ему за это. А воспитанием нравственных и мировоззренческих установок должны заниматься сами родители.
К сожалению, современная школа - это место, где детям с малых лет внушают веру в случайность и безнравственность бытия. Пусть школа учит только технологиям и методикам, но не тому, что хорошо или плохо, так как в отсутствие идеологии у школы нет чётких ориентиров для вынесения этических оценок.
Цитировать
0 #1 Guest 13.08.2019 14:56
На мой взгляд, все порождения материализма: коммунизм, нацизм и либерализм - очень похожи. Разница лишь в том, что более прямолинейные и жёсткие идеологии пытаются заставить человека делать то, что ему не хочется, но что нужно идеологизированному государству, а более гибкий и сложный в организации либерализм убеждает человека, что делать то, что нужно государству, это его собственное желание. Если нужно либерализм не стесняется ни запретов, ни угроз, ни террора, тем более, что всем его действиям гарантированна искренняя добровольная поддержка большинства.
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить