СМИ - орудие либерализма

"Ложь прокладывает себе дорогу через прессу" (С.М. Соловьев)


  Либеральную революцию Февраля 1917 года невозможно представить без газет. Это главный канал обработки массового сознания наивного русского человека в нужную сторону.
  Каналы этого дезориентирующего потока: сначала литература, затем – журналы, а в последние годы – газеты. Средства массовой информации – главное орудие либерализма, без них он просто умирает, как рыба без воды. Поэтому и первое требование свободы - конечно, не свободы политических заключенных или свободных выборов, а свободы слова. Дайте свободу слову, и мы разрушим всё остальное без всякой политики.
 После провозглашения свободы слова в 1905 революцию было уже не остановить. Газеты и журналы просто насмерть забили инакомыслящих, заглушили, задавали, перекричали, затравили...
 В.В. Розанов, защищая критика Страхова, одного из лучших публицистов того времени, замечал, что "истина была на стороне Страхова, но шум победы был на стороне Соловьева. Страхов писал в "Русском Вестнике", которого никто не читал, а Соловьев – в "Вестнике Европы", который был у каждого профессора и у каждого чиновника на столе. И, как всегда, спор решил не читатель, а редакция, которая дала писателю 60.000 своих читателей. Страхов знал, что его читать не будут, а Соловьева будет читать и аплодировать вся образованная Россия". Параллели с сегодняшним днем легко проведет каждый читатель...
 Сетуя в статье "Литературные изгнанники" (1913) на то, что умницу Страхова забыли, Розанов раскрывает нам, кого же возвела в авторитет современная ему (и так знакомая сегодня нам!) пресса. «Шумят "теософы" со своими "астралами" и чтением мысли в животе какого-нибудь индуса. И каждая школа распространяет дальше и дальше это "попорченное образование", старается распространить этот умственный мрак… Испорчено то, что мы называем "отечеством", "своей верой". Испорчен идеал… Замутился родник. "Кабак, а не Серафима Саровского! " Тут или примыкай к кабаку, или отходи в сторону. Началось это с Петра, что "мы сами ничего не можем" и "всё надо привезти изчужа", а окончилось в кабаке Некрасова-Щедрина и "Современника", который уже не таился в дурном… Прошла по спинам русских литературная "дубинка"… С Герценым-Михайловским Россия стала фальшива, притворна, обманна, делана, фразиста и пустозвона. А в "кабак" вообще нельзя внести никакой иконы. В России настала тьма…Водка, хлеб и радикализм…». Какой был умный мыслитель! Давайте лучше послушаем его, чем наших современных публицистов.
  «"Позитивисты" Троицкий, а ранее Чернышевский, Писарев, своим личным мнением и убеждением нагло из журналов навязывали читателям "последний результат европейского мышления"… Ещё поразительнее, что эта мальчишеская дурь преподавалась с кафедры… и таким образом, в сущности "вихри буйные" радикальных редакций навязывались насильственно Министерством просвещения в (якобы) реакционнейшую пору Победоносцева, навязывались не тайком, а громогласно, в Москве, в Петербурге, да и везде!! …Мы вступаем здесь в какую-то чудовищную бессмыслицу российской бюрократии, напоминающей того святого апокрифов, который "несяще отрубленную свою голову в руках, зело плаче над нею"».
 «Славянофилы только "вскрикивали", когда палачи западнического и радикального направления жгли их крапивой, розгой, палкой, колом, бревном. Да, это мученики русской мысли… Страхов спорил; Соловьев обжигал смехом, намеками на "прислужничество правительству" как Данилевского, так и Страхова».
  Розанов словно предвидел нашу сегодняшнюю прессу! Впрочем, он верно понял орудие либерализма, а оно везде одинаково уничтожает.
  Поэт Волошин прочитал лекцию о соблазнительности искусства, по поводу разрушения картины Репина "Иван Грозный убивает сына" Балашовым 13 января 1913, - тут же его имя было предано общественной обструкции. Он пишет в "Автобиографии": "Моя лекция вызывает против меня такую газетную травлю, что все редакции для моих статей закрываются, а книжные магазины объявляют бойкот моим книгам".
 Говоруха-Отрок упомянул о Боге да намекнул, что "у Добролюбова не всё прекрасно". Сейчас же "бойкот" против него. Травля, клевета… Негде писать…
 «Граф Арсений Аркадьевич Голенищев-Кутузов, благородный поэт. Поразительна его судьба полной неизвестности в читающем обществе. Его задавила молчанием радикальная вобла, которой принадлежит вся почти пресса».
  «Журналы и газеты ищут и жадно рвут каждую радикальную статью. Это успех, заранее обеспеченный… Радикальные и социалистические журналы – там свет, там – успех: ибо там разрушалась историческая Россия, эта проклинаемая Россия с её "Православием и народностью"».  
 Розанов раскрывает ложь о бедности и гонимости радикальных публицистов. Некрасов, Островский, Салтыков неплохо зарабатывали на ставшей популярной теме оболгания России и её традиционных ценностей.
 "В радикальных и либеральных изданиях и редакторы, и сотрудники отходили с состояниями, – пишет Розанов. – Входя в консервативную литературу, писатель знал заранее, что он – входит в бедность… Так Достоевский "загребал деньги от правительства", а Стасюлевич в своем каменном доме был "угнетен правительством". И т.д. Те, за жирным столом, продолжали орать: "Мы – ушли в стан погибающих", а Достоевский, Страхов, К.Леонтьев находятся в – стане "праздно болтающих", – и это утвердилось в обществе, ему верили в провинции, да и до сих пор эта легенда не рассеяна. Правдивой биографической литературы у нас вовсе не написано». Можно добавить: до сих пор.
  Архиепископ Антоний свидетельствует: "Скажи слово, а тут двери покажут, останешься без заработка, а жена и дети есть просят…". Вот и сдавались тысячи и тысячи на этом невидимом фронте. Либерализм своё дело крепко знает.
 Начиналось всё с безобидного, казалось, утоления жажды справедливости и правды журналом "Современник" (как у нас в перестройку). "Ведь что ж было? – говорил Достоевский. – Была самая невинная, милая либеральная болтовня". Перед революцией это был уже шквал мутного потока информации, который было не остановить. Выпустили джина из бутылки, а вот обратно его не так просто спрятать.
 "Наши газеты совсем взбесились, – жаловался премьер-министр И.Л. Горемыкин. – Все направлено к колебанию авторитета правительственной власти. Это не свобода слова, а бес знает что такое. Даже в 1905 они себе не позволяли таких безобразных выходок. Его Величество указал тогда, что в революционное время нельзя к злоупотреблениям печати руководствоваться только законом, допускать безнаказанное вливание в народ отравы. Военные цензоры не могут оставаться равнодушны к газетам, если те создают смуту". Это слова главы правительства! Власть уже не способна была сдержать этот поток. Пресса превращается в эффективный канал духовного заражения нации, гораздо выше существующей политической власти. Не четвертая, а первая власть. Как всё это похоже на нашу ситуацию!
 "Наша печать переходит все границы даже простых приличий. Масса статей совершенно недопустимого содержания и тона. Газеты будто с цепи сорвались. Сплошная брань, возбуждение общественного мнения против власти, распускание сенсационных ложных известий. Страну революционизируют на глазах у всех - и никто не хочет вмешаться... Распространение революционных настроений полезнее врагу всяких других прегрешений печати" (А.В.Кривошеин).
 Все взапуски трактуют общие беспорядки в армии, во флоте, наводя уныние, страх и отчаяние. Чиновник чем выше по служебной лестнице, тем страшнее он изображается на газетных листках. Жандармы и полицейские становятся для всех ненавистными и презренными. Губернаторов, министров, судей уже не критикуют, их просто отстреливают. Сначала пресса науськала обывателя на террор, а потом невинно строила глаза: как? стреляют?
   Только за 1905-1907 гг. террористами было убито 4.500 чиновников!
 "Войну выиграл учитель" - это сказано о догазетных временах. Теперь приходится сознаться, что эту "войну" в России выиграли газетчики.
 А к гонениям власти они быстро приспособились. Социалистическая печать обзавелась "редакторами для отсидки". Если газета привлекалась к суду, ее редактор, обычно из рабочих, приговаривался к 2-3 месяцам ареста, а его место занимал другой кандидат, газета же выходила под другим названием. Вот и все решение проблемы...
 Известный специалист по истории Древней Руси И.Е. Забелин (1820-1908) возмущается: "Всякое мало-мальски патриотическое настроение толпы, враждебной радикалам революции, немедленно осмеивается. Газеты старательно пользуются всяким случаем, чтобы привести все русское в омерзение. Вся Русь, ее история, а тем паче современный быт изображается в самых отвратительных картинах. Это своего рода самообличение во всяческих грехах, которых по большей части не существует. Лев Толстой, Горький, Андреев, Меншиков и пр. чего-чего не придумали, чтобы выразить всю гадость русского бытия, и как можно ярче, как можно омерзительней". "Наше правительство, кроме других невольных измен своему народу, совершило колоссальное предательство – предоставила образованное общество и народ обработке прессы. Целые десятилетия длится эта обработка, и в результате мы видим как бы подмену русской души. Душа наших отцов и дедов не та, что теперь. Психология была не та. У души русской было другое содержание, другой стиль", - свидетельствует почетный член Императорской Академии наук. А когда он попал на заседания Государственной Думы, он, как старый и опытный историк, сразу почувствовал: здесь не русский дух, здесь Русью больше не пахнет. Либерализм побеждал.
  А когда меняется сознание, мы видим, что даже крепкая экономика, положительная демография, сильная армия, налаженные социальные институты уже не могут спасти от революции. А его, сознание, невозможно массово изменить без средств массовой информации. Им же свободу дает либеральная идеология.
 После 1991 года мы вновь взялись за этот прерванный большевиками либеральный проект. И вновь передний фронт либерализма занимают СМИ. Уже на ином уровне массовой обработки сознания - интернете... Газеты февраля 1917 по сравнению с ним, как стрелы по сравнению с атомным оружием. Но в 1917 народ в течение одного года разобрался и совершил еще одну революцию, свернув ненавистный либеральный проект.
Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри – не вы!
 А нынешнее поколение уже 25 лет позволяет над собой издеваться.
Доколе, соотечественники?
Н.Лобастов

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить