Футбол как религия

Румынский публицист о футболе.

  О футболе говорят, что это новая религия, – об этом можно услышать даже в комментариях тележурналистов, во множестве выражений, относящихся к разряду метафорических. На эту тему можно провести много аналогий. А если подобное сопоставление справедливо, тогда неплохо было бы внимательнее посмотреть, на чем оно основывается, к чему нас влечет футбол, что с нами происходит, когда мы предаем себя в руки этого бога, как это отражается на нашей жизни и что можно сделать, чтобы минимизировать свои потери.
 Футбол как таковой – это занятие второсортное. Как бы много зрителей у него ни было, зрелище оно само по себе небогатое. И если ты избавлен от этой страсти, ты точно ничего не потерял в жизни. Но это, конечно, не значит, что нет других авторов, которые увлекаются футболом и относятся к нему со всей серьезностью.
 Он может быть столь угодно низменным, но ясно одно: футбол притягивает. И притягивает гигантское число болельщиков. Притягивает, потому что это взрыв адреналина. Мы созданы такими, чтобы нам нравилась борьба, схватка, чтобы мы находили в ней смысл своего существования. И если ты терпеть не можешь футбол, то обязательно будешь участвовать в схватках иного рода, может, и более тонких, но ты не можешь не участвовать в том или ином виде сражений. Может, футбол являет собой вульгарную форму борьбы.
 Почему же нам нравится борьба? Потому что так дал Бог. Наша истинная борьба, правильная, достойная того, чтобы мы ее вели, – это борьба с диаволом и его воплощениями. А всё остальное – это только подмены, которые могут нас притягивать, но они отдаляют от нашей изначальной цели – быть с Богом и Его святыми. Жизнь – это борьба, но только мы увиливаем от борьбы за то единственное, за что стоит бороться, то есть от борьбы за спасение. Ища других схваток, каков среди прочего футбол, мы делаем не что иное, как позволяем отвести себя от той цели, ради которой были созданы.
 Поскольку инстинкт борьбы остается в нас нетронутым, то происходит некая подмена. И если я расходую энергию борьбы на пустяки, то у меня останется намного меньше сил для действительно важных вещей. Я поддаюсь соблазну борьбы, в которой участвую как зритель, тратя свое время и энергию, которые мне следовало бы расходовать только на борьбу со страстями.
  С помощью футбола мы отводимся от единственной борьбы, которую призваны вести, – от борьбы с диаволом за вхождение в Царство незыблемое. Имеются два способа сопротивления этому искушению.
 Первый, аскетический, предполагает удаление из нашей жизни всего связанного с футболом. Оставаться глухими и слепыми к нему.
 Может быть и другой вариант. Суть его напоминает тот рассказ из "Патерика", где пустынник видит великолепно наряженную блудницу, очень привлекательную и соблазнительную. И в то время как люди вокруг искушались ее красотой, призывавшей их ко греху, пустынник смотрел на нее безбоязненно и безо всякого стыда, ибо достиг того, что видел в ней творение Божие и славил Бога, из рук Которого вышла такая красота. Таким образом, он не сводил с нее глаз, но и не согрешал. Так же следовало бы смотреть на красоту футбола и болельщикам, не зацикливаясь на страсти .
  Второй вариант труднее. Единодушные советы отцов таковы, что от лица искушения надо бежать, иначе будешь побежден им. А второй вариант – созерцания, лишенного страсти, – подходит только для тех, кто преуспел духовно, подобно монаху из "Патерика".
 Страсть характеризует фаната. Страсть к любимой команде часто переступает через всё. Ты хочешь, чтобы она победила даже вследствие судейской ошибки. Ты хочешь победить, даже если игра плохая, незрелищная или твоя команда играет слабо и забивает гол только по везению, – у тебя как у болельщика всё равно желание одно: чтобы она побеждала на каждом матче.
  Страсть – это любовь, в которой ты превращаешь объект своей любви в идола и доходишь до того, что не оставляешь места рассудку, благоразумию, уравновешенности, умеренности и особенно духу истины. Страсть демонстрирует огромный потенциал любви, в котором подменены как сам объект любви, так и средства, которыми твоя цель может быть достигнута.
  Футбольная игра не содействует спасению, даже если в ней встречаются верующие игроки, тренеры или зрители. Ведь эти верующие могут принадлежать к каким угодно конфессиям, начиная с христианства и заканчивая невесть какими африканскими культами, и быть адептами всех верований, имеющихся на лице земли, таковыми могут быть в том числе и игроки чемпионата мира. Иногда мы видим, как игроки размашисто осеняют себя крестом, выходя на поле. Но делает ли это футбол христианским действом? Становится ли он от этого подходящим для нас?
  А может, он становится христианским оттого, что Римский папа болеет за какую-то футбольную команду или православный патриарх благословляет другую, или же оттого, что монахи на Афоне праздновали победу Греции на чемпионате Европы несколько лет тому назад? Все эти элементы относятся только к декорации, они остаются внешними для феномена и не затрагивают природу игры, которая продолжает оставаться, невзирая на кресты некоторых игроков, по сути своей языческой. То, что в игре участвуют и христиане, не меняет ее природы. Не оправдывает ее также то, что некоторые из зрителей являются верующими и ходят в церковь. Если у нас создалось подобное впечатление, то мы серьезно заблуждаемся.
 Футбол не может быть спасительным, его нельзя христианизировать. Единственной является борьба между добром и злом.
 Умение бить по воротам, обводить соперника и отнимать у него мяч может тебя восхищать, но этого не применишь в повседневной жизни. Одно дело – научиться водить машину, например, или работать на токарном станке: это навыки, которые дают нам возможность сделать что-нибудь практическое, и другое – овладеть навыками футболиста, которые никак не соотносятся с полезной деятельностью. Это, если хотите, аналог эстетства из области чистого искусства.
  В Новом Завете есть несколько спортивных метафор, например: "Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить" (1 Кор. 9:24). В ней заключена аналогия, перенаправляющая нас из мира спорта к вере, к той борьбе, которую нам необходимо вести. Будем же относиться к зрелищу как к зрелищу и не позволим себе заразиться стадионной одержимостью, борясь за свое спасение.
Пауль Курка, Румыния

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить