Светское государство - государство в государстве

С некоторых пор мы решили, что у нас "светское" государство. Откуда пошел этот термин?

Термин «светский» возникает после появления нового явления в истории России в начале ХIХ века – так называемого «света», «светского общества». Это закономерный итог процесса секуляризации, начавшегося со времени Петра I. Если раньше на Руси религиозность проникала во все сферы жизни, то теперь произошло разделение, православную веру пытаются вывести из области не только политики, но и искусства, быта, образования…
   Россия раскололась. Простой русский народ остался в рамках традиций, где были закреплены нравственные правила, основанные на православном миропонимании, а дворянская интеллигенция, внешне оставаясь в пределах своего родного государства, жила уже другими ценностями, создав постепенно своё государство в государстве. Пушкин гениально показал нам первого яркого типичного представителя этого нового государства - Онегина.
  У этого "государства в государстве" были свои законы:
   Пружина чести, наш кумир!
 Своя армия – армия чиновников, свой суд – "общественное мнение", свое наказание – дуэль, свои авторитеты и судьи:
    …Свет решил,
    Что он умен и очень мил.
 Свои герои. "Онегины и подобные ему – вот кто были идеалы, то есть франты, львы..", - напишет Гончаров в статье "Лучше поздно, чем никогда".
  Церковь в нем заменили театром, молитву – поэзией, христианскую любовь – плотскими страстями.
  Главным служением этому "государству" являлось служение искусству. "Писанье стихов тогда было дипломом на интеллигенцию", - добавляет Гончаров. В чем, кстати, был уверен и Пушкин:
    Замечу кстати: все поэты –
    Любви мечтательной друзья.
 Поэт вынес и суровый приговор искусству, ищущему не смыслов, а наслаждения:
     Певцы слепого наслаждения,
     …Вы сеете разврата зло.
 Монастыри и школы теперь променяли на искусство, которое обучало жить - жить по страстям.
Благодать в этом "государстве" заменило просвещение. Правда, великий Пушкин и тут делает точное замечание:
    И нам досталось от него
    Жеманство – больше ничего.
  У этого нового государства были свои принципы, своя мораль, свои правила, свои нравы, свои традиции…
  "Этот мир – без привязанностей, без детей, без колыбелей, без братьев и сестер, без мужей и жен, а только с мужчинами и женщинами" (Обрыв. 1:ХIII).
  К этому же выводу придет В.В. Розанов: в этом "государстве" уже нет матерей и жен, но лишь любовницы и женщины.
 "Тряпичное царство" - назовет его Гончаров. Визиты, театры, обеды… "Понятия об уме, чести, нравах – свои, особенные". Гончаров вслед за Пушкиным и Гоголем не щадит нового общества. Достаточно вспомнить «Обломова».
 Долго новое "государство" не могло существовать без своего имени, и ему дали свое название – свет (видимо, в противоположность "тьмы" старого – религиозного – государства, по их мнению, темного и невежественного).
Я – светлый бог, когда целую
- напишет главный герой Серебряного века Бальмонт. «Темный» - когда нет страстей и не положено целоваться.
Открываем словарь Ушакова: "Высший свет, светское общество, выйти в свет" и т.п. понятия быстро вошли в русский язык. "Светское общество, светский круг, светская публика, светские манеры, светские приличия, светское воспитание, светский раут, светские сплетни".
  Свет - это целый параллельный мир, состоящий из салонов, кружков, придворных партий, журналов, театральных закулис…
  Читаем в современном словаре: «Светское общество - свет, особая, сравнительно замкнутая группа в дворянстве… Безукоризненное "светское" воспитание, хорошие манеры, умение свободно держать себя и поддерживать легкий разговор на любую тему, достаточно правильно и бегло говорить по-французски, безукоризненно одеваться, в т. ч. иметь хорошо подобранные и отлично сшитые, относительно модные перчатки, обувь, галстук, носовой платок и другие аксессуары... Свет требовал от своих членов "приличного" поведения и поступков, соответствовавших его особой морали, например, …защищать свою честь на дуэли… Не принимались в свет люди, жившие на заработки: ученые, преподаватели, в т. ч. профессора, артисты, художники, литераторы (кроме любителей) и т. п. Принадлежность к светскому обществу обеспечивала карьеру, выгодный брак и другие жизненные блага».
  В.И. Даль в своем словаре замечает главное отличие светского: "земной, мирской, суетный, или гражданский, не церковный. Светская власть, светское образование, светские песни, воспитать по-светски". "Светские утехи – шумные, чувственные. Светский человек – посетитель обществ, сборищ, увеселений; ловкий приемами, сведущий в гостиных обычаях. Светскость – обходительность, уменье обращаться в свете".
  Заметим, всюду – не быть, а казаться! По Карнеги.
  Согласно словарю Робера, светский человек - "человек, который живет в обществе и знает принятые там нормы". Словарь С.И. Ожегова: "Отвечающий понятиям и требованиям света".
  Все сходятся, как видим, на том, что это особый мир со своими правила и законами, отличными от прежних, традиционных, основанных на религиозных ценностях.
   "Светское государство - государство, в отличие от теократического, существующее на основе светских, гражданских (а не религиозных) норм".
  Интересно, что же это за новые нормы, отличные от традиционных, общепринятых ранее? Как бы на них поближе посмотреть?
Лучше всех почувствовал зарождение светского государства в самом начале его строительства гениальный и непревзойденный Пушкин, особенно в образе Онегина. Поэт перечисляет все атрибуты нового "государства" - карты, театр, балы, моды, страсти…
   Театра злой законодатель,
   Непостоянный обожатель
    Очаровательных актрис,
    Почетный гражданин кулис…
 В этом новом мире можно - и необходимо - если честь задета, стрелять в своего друга, что и сделал Онегин, убив Ленского.
    И вот общественное мненье!
    Пружина чести, наш кумир!
    И вот на чём вертится мир!
Онегин, не ведая иного мира, в финале будет по привычке звать и Татьяну в свою страну страстей, флирта, измен, но она сможет устоять в старом государстве – России, "и будет век ему верна". Ведь ее родители Ларины
     …хранили в жизни мирной
     Привычки милой старины.
 Татьяна верно оценивает суть светского общества:
Всей этой жизни мишура.
Два "государства в государстве" столкнулись у Пушкина в образах Онегина и Татьяны. Поэт был однозначно на стороне традиционной России, и никак не на стороне человека светского
    С его безнравственной душой,
    Себялюбивой и сухой,
    Мечтанью преданной безмерно,
    С его озлобленным умом,
    Кипящим в действии пустом.  
 Об отношении светских людей к религии нам напомнит и герой Достоевского Свидригайлов: "У нас в образованном обществе особенно священных преданий нет. Неприлично светскому человеку".
  Так это что же получается, братья и сестры, наши любители светскости - последователи Свидригайлова?! Убийцы друга и развратника Онегина?
  Заметим кстати, что ярко и правдиво поведал об этом светском мире и Лев Толстой в романе "Война и мир". Не знаю вот только, много ли у нас любителей этот "свет" брать за основу и образец для нашей жизни. Перечитайте, господа.
  Об этом же замечательно говорит Обломов Штольцу: "Жизнь, говорит, в обществе? Чего там искать? Ты посмотри, где центр, около которого вращается все это: нет его, нет ничего глубокого… Все это мертвецы, спящие люди, хуже меня, эти члены света!"
  Кстати, сам Гончаров нашел в себе силы выйти из «светского общества»: "Я ничего не делаю и – кажется – никогда больше не буду делать, а сам из литературы выйду в отставку, как вышел из службы и из общества". Он "вышел в отставку из общества"! Какой молодец! Об этом Гончаров напишет целый роман - "Обломов", в котором его герой тоже "ушел в отставку" из светского "государства".
 Святейший Патриарх Кирилл рассуждает на нашу тему: "В первой половине XIX века яд безбожия, позитивизма, материалистическое примитивное восприятие жизни стали порабощать сознание людей, в первую очередь - интеллигенции… Казалось, что Церковь находится в очень благоприятном положении. Но на самом деле Церковь лишена была самого главного. От нее, от ее имени с обществом и с народом говорил не святые люди, у них не было такой власти… Опыт последовавших революционных потрясений дает нам ясное понимание, что греховными могут быть не только люди, но и человеческие общественные отношения. Система общества может быть греховной" (Из слова Святейшего Патриарха в Храме Христа Спасителя 02.12.2014).
  Большевики закрепили де-юро то, что в России к концу ХIХ века стало, увы, де-факто.  Светское "государство в государстве" к концу ХIХ в. поглотило в себя государство православное, государство интеллигенции – государство народа, расширив свои границы до сцен театров, страниц журналов, кабинетов правительства, до Царского Дома, не говоря уже о СМИ, которые оно оккупировало прочно и крепко.
 Уже 20 января 1918 г. выходит Декрет о светском характере нового государства.  
  И сегодня, увы, идеологию Онегина мы закрепили в своей Конституции. Вы только вдумайтесь в этот непреложный факт: мы избрали идеологию не Татьяны, а Онегина, закрепив ее в Конституции!
  Преподобный Исаак Сирин (VII в.) писал: "Когда в совокупности хотим наименовать страсти, называем их миром... И страсти суть следующие: приверженность к богатству; телесное наслаждение; желание чести, от которого истекает зависть; надмение благолепием власти; желание наряжаться и нравиться; искание человеческой славы, которая бывает причиною злопамятства…" и прочие.
 Сегодня добавим - музыка, путешествия, футбол, рыбалка, автомобили, компьютерные игры, телесериалы, наркотики... И несть им числа.
  Всё это в совокупности называется – «светскость».
  Интересно, в чем отличие православного учителя от светского? Православный учитель понимает опасность страстей и начинает бороться с ними: бросает курить, травить анекдоты, пить, модничать, плясать, меньше смотреть телевизор, песен не горланить, не играет в карты, не стремится к карьере, не пропадает на рыбалке и не горланит на футболе и т.п.
Что же получается по логике светских оппонентов? Лучше и правильнее пригласить такого учителя, чтобы на переменке почадил самокрутку с учениками, рассказал свежий анекдот, обсудил фривольный блокбастер, модную тряпицу и восходящую певицу, новый тренд и модный бренд, особенности айфона и политику Сальвадора... И т.п.
 Получается, страстного учителя к нашим с вами детям можно и нужно пускать, а борющегося со страстями - ни в коем разе!
 Согласитесь, полный абсурд!
 Даже Путин недавно вынужден был сказать: "Мы должны уйти от вульгарного, примитивного понимания светскости". Пока хоть так. До остального будем дорастать.
 Может быть, доживем до поры, когда запишем в законе: "Образование носит вне(над)идеологический характер", а никак не "светский" - характер Печорина, Онегина, семейства Курагиных и прочих "светских трутней", жизненную идеологию которых мы взяли за основу общества, дерзко проигнорировав отношение к ним наших классиков, а тем более простого народа из глубинки, который, слава Богу, остался жить в традиционном государстве. Дело за интеллигенцией: не пора ли и ей возвращаться Домой?
Н.Лобастов, pravoslit.ru

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить