Негероическое время

Проблемы нашей армии, как и все проблемы, связаны с идеологией, по которой мы живем.


 Когда ты долго не был в родных краях и возвращаешься туда, тебя всегда поражает перемена. Ведь в твоем сознании время остановилось, тебе кажется, что всё должно было оставаться на своих местах, но ты с удивлением обнаруживаешь: время – неумолимо…
В интернете напал на видео наших российских военных, которые забрели на территорию Украины и попали в плен. Решил посмотреть своими глазами, что за ребята, о чем думают, что говорят… Увиденное просто поразило меня, давно не сталкивающегося с военнослужащими нашей армии.
 Несколько ребят сидят в зале, понурив головы, опустив глаза, потерянные, безпомощные, жалкие… В один голос хвалят, как хорошо к ним относятся; дружно отмечают, как прекрасно их кормят в плену. "Мы не знали, что творится здесь, поэтому верили тому, что показывали в новостях", - вещает один. Жалуются, что родное командование о них ни разу не побеспокоилось и не связалось с ними.  И тому подобные песни долго и заученно пели наши потомки героев Бородина и Сталинграда.
 Вот юный боец берет микрофон и с жаром поясняет, что он в такую армию больше не вернется. Что это за служба такая, если он целую неделю не имеет возможности позвонить маме по телефону? "Попав в такие передряги, мне лично неохота оказывать давление на своих родителей этим всем, - заявляет он. - Родители всегда на нервах, что происходит, где я, как, чего. Уехав, потеряв связь, я представляю, что сейчас творится с родителями". И делает вывод: нет, так он служить не намерен! Куда-то перебрасывают, не объясняя… А тут еще и стрелять начали! "И чтобы родители продолжали дальше нервничать, я просто не хочу. Да и самому не хочется попасть еще раз в такую передрягу, не зная, по чьей вине".
 И наши воины приходят к общему мнению: мы - не пушечное мясо. "Если бы начали говорить, что мы едем на войну, большая часть полка сказала бы: "Увольняйте, но мы поедем домой"".
 Я слушаю и ушам своим не верю: и это солдаты?! И это наша армия?!
 Я вспомнил невольно своего отца, взятого на фронт в 1945 году. Он немало рассказывал о тех событиях, о своих друзьях, о боевом настрое сослуживцев – о многом, но о том, как хотели вернуться к маме, почему-то ничего не рассказывал.
 1812 год. 15-летний Петя Ростов ("Война и мир") рвется на фронт так, что его не удерживают никакие слезы матери. Идет – и гибнет на взлете радостного ощущения самопожертвования во славу Отечества.
 Солдатушки Суворова годами бродили по просторам Европы – ладно бы, без телефонов; скорее всего, и без писем.
 С.Есенин в 1914 г. описывает, как мать-старушка молится (а не звонит по телефону!) о сыне на фронте, как ей привиделось, что он погиб "в краю далеком родину спасая".
 И от счастья с горем вся она застыла.
 "Счастья" - обратим внимание!
 Любимейшая всем русским народом Пресвятая Богородица смиренно и молчаливо наблюдает у Креста, как ее Божественного Сына ведут на заклание. Главное, знать, за что идут на смерть наши дети. А матерям воспитать в них то, за что можно отдать жизнь.
 Мама у Петруши Гринева ("Капитанская дочка"), едущего в армейскую тьмутаракань, поплакала на кухне, но вслух никаких возражений не высказала. Пушкин далее об этих слезах и не вспоминает, речь в повести почему-то идет совсем о другом.  
 Мать Остапа и Андрия ("Тарас Бульба") тоже всплакнула, увидев сыновей дома только один денечек и слушая призыв мужа отвезти их завтра же в Сечь, но удерживать (естественно!) не пыталась. Гоголю даже в черном сне подобное приснится не могло бы. Его Андрий изменяет вере и родине, но по объяснимой причине: юный казак шибко влюбился в красавицу-полячку. Именно такой вариант для предательства нашел Гоголь. Даже при его буйной фантазии ему и в голову не пришло связать предательство Андрия с воплем: "Хочу к маме!" Гоголя просто никто бы не понял – другие были времена и иные люди. И вот мы дожили до интересных времен: какая армия, какая война, если я хочу к маме?
  Я теперь точно уверен: если бы в Великую Отечественную войну существовал Комитет солдатских матерей, не видать бы нам Берлина как своих ушей.
 Слишком серьезный сдвиг произошел в нашем государстве, если так кардинально изменились такие традиционные понятия, как армия. Вернее, старательно и умело разрушены при нашем попустительстве.
 Впрочем, армия – отражение состояния всего общества. Подобная болезнь поражает и политику, и экономику, и образование, и науку… Магазины ломятся от разнообразных и красивых товаров, дизайн городов очаровывает, возможности техники поражают – и только оскудевает земля русская людьми крепкими, настоящими, волевыми, преданными, верными, сильными... Нет любящих учителей, не найдешь бескорыстных врачей, нет предпринимателей-меценатов, многомиллионная страна не может выдвинуть таких вождей, как Петр I, Екатерина Великая, Александр III, Николай II… Нет министров, как Столыпин. "Ищу человека!" - лозунг наших дней.
  И вот я наблюдаю по видео наших "якобы" воинов: это уже не армия, а собрание маменькиных сынков. А может быть, их "Дождь" специально показывает для Порошенко и НАТО, чтобы их армии не боялись и смело шли на Россию: с такими воевать легко? Говорят, подобный взгляд на русскую армию пытались выдать Гитлеру перед войной, - почему он и решился. Реальность оказалась иной…
 На месте Шойгу я бы издал приказ о выдаче им всем по юбке и игрушечному автомату и отправил домой.
 Но слава Богу, Господь не дает оскудеть нашей земле и посылает отдельных героев. Нет, правда, массового героизма, тылы не спешат дружно поддерживать своих героев. А ведь в прошлые войны именно массовый героизм приводил к победе. Весь народ как один вставал против супостатов. Но теперь расслоение общества все усиливается, в результате чего мы имеем две России, два народа. А это, увы, попахивает неизбежной гражданской войной...
 Мы потеряли целое поколение. Мы разрушили не экономику, мы разрушили человека. Вот он перед нами – инфантильный, растерянный, неуверенный, дезориентированный, слабый, беспочвенный…
 Проснется ли наше общество когда-нибудь? Поймет ли, что вера, нравственный фундамент, верное самосознание, правильное понимание  истории - основа и армии, и образования, и экономики, и государства. Что сознание определяет бытие. Глядя на этих "горе-воинов", видишь, что становится с человеком, когда из него вынули стержень, хребет, основу. По форме воин, а нутро - гнилое. Поэтому не реформами надо заниматься, а срочно определяться с идеологией, признать первенство воспитания и роль Церкви в этом наипервейшем деле для государства.
Н.Лобастов

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить